ПРОТОКОЛ № 01/21/ОП заседания секции «ОХРАНЫ ПРИРОДЫ» МОИП от 12 мая 2020 г.

ПРОТОКОЛ № 01/21/ОП заседания секции «ОХРАНЫ ПРИРОДЫ» МОИП от 12 мая 2020 г.

Опубликовано в категориях: Отчетность секции охраны природы Просмотров: 38

ПРИСУТСТВУЮТ:

д.ч. МОИП С.В. Багоцкий, д.ч. МОИП А.В. Зименко, д.ч. МОИП В.О Мокиевский, д.ч. МОИП Г.М. Седаева, д.ч. МОИП О.Б. Ткаченко, д.ч. МОИП А.И. Харламов.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: В.О.. Мокиевский

СЕКРЕТАРЬ: Г.М. Седаева.

ПОВЕСТКА ДНЯ:

1. «Заседание, посвященное 100-летию со дня рождения К.М. Эфрона».

Председательствующий В.О. Мокиевский открыл заседание и сообщил, что сегодня 12 мая 2021 года исполнилось 100 лет со дня рождения одного из наиболее выдающихся лидеров Московского общества испыталей природы Константина Михаиловича Эфрона (1921 - 2008). Слово для доклада о деятельности К.М. Эфрона было предоставлено Ученому секретарю МОИП С.В. Багоцкому.

С.В. Багоцкий: Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения Константина Михайловича Эфрона. Его фамилия хорошо известна отечественной интеллигенции. Сергей Яковлевич Эфрон (1893 - 1941) был мужем Марины Ивановны Цветаевой (1892 - 1941), а мать Константина Михайловича Вера Яковлевна Эфрон (1888 - 1945) была сестрой С.Я. Эфрона.

Отцом К.М. Эфрона был крупный юрист Михаил Соломонович Фельдштейн (1885 - 1939). До революции он состоял в партии кадетов, после революции арестовывался ВЧК и был приговорен «к расстрелу условно» (через два месяца был освобожден). М. Фельдштейн работал заместителем директора Библиотеки им. В.И. Ленина. В 1938 году он был арестован и расстрелян.

Константин Михйлович не унаследовал политические взгляды своего отца. Он был полон революционного романтизма и поддерживал Советскую власть.

В 1939 году К.М. Эфрон (несмотря на то, что был сыном врага народа) поступил на Биологический факультет МГУ, гду специализировался по Зоологии позвоночных. В начале Великой отечественной войны был мобилизован в армию, воевал в составе 4-й танковой армии, был серьезно ранен, награжден несколькими орденами и медалями.

После окончания войны восстановился на Биологическом факультете, который окончил в 1948 году. Работал в Институте морфологии животных РАН, а затем перешел на работу в аппарат МОИП на должность секретаря Биологческого отделения.

В 1950-х годах МОИП был боевой организацией. Он был главным центром сопротивления монополии Трофима Денисовича Лысенко (1898 - 1976). Судя по всему, в начале 1950-х годов И.В. Сталин разочаровался в Лысенко и собирался нормализовать отношения с вейсманистами-морганистами. Что вдохновляло противников Т.Д. Лысенко, в том числе и в МОИПе. Научные труды «народного академика» открыто критиковались на заседаниях Общества.

В 1954 году в МОИП была создана Комиссия по охране природы (в дальнейшем преобразованная в секцию). Её возглавил старейший член КПСС (с 1898 года) Федор Николаевич Петров (1876 - 1973). К.М. Эфрон принял участие в работе Комиссии и был её секретарем. В 1957 году Комиссия по охране природы МОИП, организовала Всесоюзное совещание по охраняемым территориям, на котором были выдвинуты конструктивные предложения о развитии сети охраняемых территорий в СССР. В 1960 году возникло Всесоюзное движение «За Ленинское отношение в природе», инициатором которого был однокурсник К.М. Эфрона, член секции Охраны природы МОИП Юрий Николаевич Куражковский (1923 - 2007), работавший заместителем директора Астраханского заповедника. В 1960-м году на Биолого-Почвенном факультете МГУ по инициативе группы студентов и молодого преподавателя (будущего вице-президента МОИП) Вадима Николаевича Тихомирова (1932 — 1997) возникла студенческая дружина по охране природы. В дальнейшем дружины по охране природы возникли и в других ВУЗах. Во всех этих делах Комиссия по охране природы МОИП и лично Константин Михайлович Эфрон приняли самое активное участие.

Однако в дальнейшем в работе Комиссии по охране природы наметился спад. Умер председатель секции Ф.Н. Петров (он был похоронен на Красной площади у Кремлевской стены), Константин Михайлович перешел на работу во ВНИИ Стандартизации и не мог уделять работе в МОИП много сил. В 1970-х годах работа секции находилась в состоянии застоя. Заседания проводились редко и далеко не все из них были интересными.

Такое состояние не удовлетворяло рукодство МОИП. В 1980-х годах по инициативе  Президента МОИП академика Александра Леонидовича Яншина (1911 - 1999) были приняты меры по активизации работы секции. А.Л. Яншин предложил Константину Михайловичу Эфрону возглавить секцию, был обновлен состав её руководства. К работе секции были подключены высококвалифицированные специалисты из Научного совета по проблемам биосферы, возглавляемого А.Л. Яншиным. Все это привело к новому подъему работы секции в середине 1990-х годов.

В основе работы секции Охраны природы в эти годы лежало понимание того, что Охрана природы — это совокупность принципиально междисциплинарных проблем, требующая тесного взаимодействия и взаимопонимания специалистов разного профиля. Были приняты меры, направленные на привлечение таких специалистов в МОИП. Секция даже пошла на то, чтобы проводить заседания, с охраной природы непосредственно не связанные, но интересные для специалистов, которых привлекали к работе в секции.

Проводимая политика принесла свои плоды. В конце 1990-х годов секция оказалась укомплектованной большим числом специалистов самого разного профиля, среди которых были биологи, географы, геологи, физики, химики, инженеры, философы, социологи, историки, экономисты, педагоги. В секции даже состояли два офицера Федеральной службы безопасности и один православный батюшка. Когда сотрудники ФСБ появлялись в МОИПе, им всегда задавался традиционный вопрос: «Скоро ли Вы поймаете Усаму Бен Ладена?». На что чекисты отвечали «Ловим!».

Секция Охраны природы, как и МОИП в целом, резко отрицательно относилось к употреблению популярного термина «экология». В нашей стране этот термин употребляется в двух разных смыслах. Экология в первом смысле — это раздел биологии, изучающий надорганизменные системы, экология во втором смысле — это совокупность проблем, связанных с сохранением окружающей среды. На Западе такой путаницы нет — для экологии в первом смысле употребялется термин «ecology», для экологии во втором смысле - «environmental sciences».

Двусмысленность термина экология создавала иллюзию того, что сохранение окружающей среды — это проблема биологическая. На самом деле это проблема в первую очередь социальная, во вторую очередь технологическая и лишь в третьем — биологическая и географическая.

В общении со внешними организациями МОИП широко применял термин «экология», но употреблять этот термин внутри МОИПа считалось неприличным.

Главным направлением работы секции охраны природы в 1990-х годах стал анализ взаимодействия отраслей народного хозяйства с окружающей средой и посик путей снижения негативного воздействия на окружающую среду. Теоретической основой этого направления были работы Сергея Александровича Паршенкова (род. 1934), который разрабатывал методику оценки вредного воздействия разных технологий с учетом их связей с иными производствами. Эта проблематика выходила на прогнозирование  будущего и выработку стратегий развития народного хозяйства.

В течении ряда лет С. А. Паршенков был заместителем председателя секции Охраны природы МОИП.

Важное место в работе секции Охраны природы занимали проблемы образования. По изложенным выше причинам члены секции Охраны природы резко отрицательно относились к термину «экологическое образование», предпочитая термин «природоохранное образование». Основная идея секции заключалась в том, что природоохранная деятельность принципиально междисциплинарна и требует взаимодействия и взаимопонимания специалистов разного профиля. Отсюда — резко отрицательное отношение секции к узкой специализации школьного образования, закладывающего основы для профессионального и ведомственного апломба. Природоохранное образование должно опираться на прочную базу в виде широкого общего образования. И никак иначе.

Секция Охраны природы инициировала ряд образовательных проектов. В частности, в 1991-1999 годах секция проводила первую в нашей стране Олимпиаду школьников по Охране природы. Оргкомитет Олимпиады возгнлавил лично Президент МОИП Александр Леонидович Яншин. В первые годы он лично беседовал со всеми победителями. Ряд победителей Олимпиады (например, Дмитрий Сергеевич Ермаков (род. 1974), возглавляющий ныне Тульско-Ново)сковский филиал МОИП), стали крупными деятелями Московского общества испытателей природы.

В 1995 году Министерство просвещения стало проводить Всероссийскую экологическую олимпиаду. Некоторое время Олимпиада, проводимая МОИП, считалась промежуточным этапом Всероссийской экологической олимпиады, но затем методика проведения промежуточных туров по указанию министерства была унифицирована и МОИП счел нецелесообразным дальнейшее проведение Олимпиады.

К.М. Эфрон выступил одним из инициаторов нового и достаточно оригинального образрвательного проекта: конкурса литературного творчества школьников «Земля. Природа. Родина. Будущее». Этот конкурс проводится ежегодно, начиная с 2001 года. Юные авторы представляют на конкурс художественные произведения, посвященные проблемам современного мира и современной России. В том числе и проблемам сохранения окружающей среды. Конкурс продводится совместно с движением «В защиту детства» - опппозиционной организацией, включающей педагогов и представителей родительской общественности, выступающей против реформирования российского образования. По итогам конкурса было издано две книги (в 2009 и 2016 году); конкурс вдохновил на подготовку монографии, посвященной детям и подросткам, внесшим большой вклад в отечественную литературу и искусство. Монография готова, но издать её не удается.

Секция Охраны природы МОИП активно сотрудничала с разными структурами оппозиционного направления. В частности, с методологическим сеимнаром, проводимым в Физическом институте АН СССР и руководившимся Дмитрием Сергеевичем Чернавским (1926 - 2016) и Леонидом Александровичем Шелепиным (1930 - 2006). Этот семинар был одним из основных центров общения оппозиционной научной интеллигенции, недовольной реформами науки и образования. В течении ряда лет Л.А. Шелепин был заместителем Председателя секции Охраны природы МОИП.

Широта работы секции Охраны природы привела к тому, что от неё начали отпочковываться новые секции. В 1995 году возникла секция Проблем эволюции материи. Руководство МОИП расчитывало на то, что эту секцию возглавит академик Никита Николаевич Моисеев (1917 — 2000), но из-за большой загруженности он отказался от этого предложения. В 1999 году была создана секция Естественнонаучного образования, которую возглавил профессор Виктор Феодосиевич Взятышев (1936 — 2016). Секция подготовила ряд документов по совершенствованию системы среднего и высшего образования, которые были направлены в государственные сферы, где и пропали с концами. На основе части семинара Д.С. Чернавского и Л.А. Шелепина была создана секция Философских и методологических проблем естествознания МОИП.

В 1990-х годах в МОИПе сформировались две партии, которых условно называли «консерваторы» и «лейбористы». Эти партии по разному видели перспективы развития МОИП. Консерваторы считали, что МОИП должен в первую очередь заниматься сугубо академическими проблемами, в то время как лейбористы хотели видеть МОИП организацией, принимающей активное участие в общественной жизни страны. К.М. Эфрон был одним из лидеров лейбористов.

Константин Николаевич Эфрон никогда не состоял в рядах Коммунистическую партии Советского Союза, но придерживался коммунистических взглядов как до, так и после 1991 года. Эти взгляды он никогда не скрывал.

К.М. Эфрон  ушел из жизни после непродолжительной тяжелой болезни 19 августа 2008 года. Секцию Охраны природы МОИП он возглявлял до конца жизни.

После смерти К.М. Эфрона в работе секции Охраны природы начался спад. Это обстоятельство вызывает беспокойство у руководства МОИП, где обсуждаются меры по активизации работы секции и развитии новых направлениях работы. Так, два года назад начали практиковаться выезды активистов секции в Московскую область для знакомства с состоянием природных объектов, нуждающихся в охране. К сожалению, эпидемия короновируса заставила временно отказаться от этой работы. Обсуждается и проект создания природоохранного класса в школе-интернате при МГУ; предполагается, что туда будут принимать сельских школьников, отличившихся в природоохранной деятельности (в основном, в школьных лесничествах). В Москве они смогут получить хорошее образование и поступить в сильные ВУЗы. Обсуждается и проект создания мини-биостанций на  базе школьных лесничеств, где члены МОИПа могли бы в летнее время заниматься своими учеными изысканиями с помощью местных школьников. Но пока это только планы, возможность реализации которых остается проблематичной.

Для нового подъема секции Охраны природы МОИП нужно, чтобы её возглавил сильный лидер такого масштаба, как К.М. Эфрон. Руководство МОИП занимается поисками такого лидера. По этому поводу есть несколько идей, озвучить которые было бы пока преждевременно.

Двое членов МОИП, которые не смогли прийти на сегодняшнее заседание, прислали свои материалы о Константине Михайловиче. К сожалению, технического секретаря МОИП нет на месте, и я не могу их распечатать.

Г.М. Седаева: Эти материалы можно выслать по электронной почте.

С.В. Багоцкий: Да, конечно.

А.В. Зименко: Поддерживало ли Министрество просвещения Олимпиаду школьников по охране окружающей среды?

С.В. Багоцкий:  Изначально Олимпиада проводилась независимо от министерства. Затем, когда появилась Всероссийская экологическая олимпиада, министерство признала Олимпиаду МОИП городской и её победителей приглашали на Всероссийскую олимпиаду. После смерти А.Л. Яншина руоводству МОИП было предложено проводить Олимпиаду по универсальной схеме, предлагаемой министерством; МОИП отказался. Отдельные члены МОИП участвовали в проведение Московской городской олимпиады и позже, но в чисто индивидуальном порядке.

А.В. Зименко: В Олимпиаде МОИП принимали участие только москвичи или не только?.

С.В. Багоцкий: В Олимпиаде мог принять участие любой школьник, вне зависимости от места жительства. И на нее приезжали и не московские школьники, в частности, из подмосковсных академгородков и Новомосковска.

Г.М. Седаева: В какие годы К.М. Эфрон был членом Президиума Совета МОИП?

С.В. Багоцкий: Бессменнно с 1950-х годов.

В.О. Мокиевский: Насколько я помню, застой в работе секции Охраны природы МОИП, начался только в конце 1970-х годов. В первой половине 1970-х годов секция активно работала. Нужно также отметить, что при секции существовал очень сильный кружок юных натуралистов МОИП, руководимый Анной Петровной Разореновой (1903 - 1988).

С.В. Багоцкий: Кружок был достаточно самостоятельной структурой, слабо связанной с секцией и её повседневной работой. .

В.О. Мокиевский: Нужно также отметить, что секция Охраны природы МОИП готовила письма по разным природоохранным проблемам, которые направлялись в государственные структуры. Иногда это приносило реальную пользу.

А.В. Зименко: Обсуждаются ли в МОИПе проблемы экологии в первом смысле?

С.В. Багоцкий: Да. Но не систематически, а эпизодически. В свое время  обсуждался вопрос о создании секции Экологии. Предполагалось, что её руководителем будет Алексей Меркурьевич Гиляров (1943 - 2013). Но он умер и вопрос был отложен на неопределенный срок.

В.О. Мокиевский: В МОИПе есть секция Биогеоценолгии.

С.В. Багоцкий: Да, но её направление несколько иное.

А.И. Харламов: Что, по-Вашему, мешает МОИПу работать в полную силу? Отсутствие денег?

С.В. Багоцкий: Думаю, что отсутствие денег не главное. У МОИПа много идей, но людей, которые готовы повседневно работать для реализации проектов, остро не хватает. Как говорил И.В. Сталин: «Кадры решают все!». Умерла Анна Петровна Разоренова и кружок юных натуралистов прекратил существование. Попытки его восстановить пока остаются безрезультатными.

Идея объединения МОИПа с Географическим обществом в обмен на щедрое финасирование для нас совершенно неприемлема.

Председательствующий В.О. Мокиевский поблагодарил докладчика и всех присутствующих за интересное обсуждение и объявил заседание закрытым.

Зам. председателя секции

Охраны природы МОИП                                         К.В. Авилова

Ученый секретарь секции                                        М.В. Степанов

 

Приложение №1 к Протоколу № 01/21/ОП заседания секции «ОХРАНЫ ПРИРОДЫ» МОИП от 12 мая 2020 г.

Надежда Ивановна Диас-Паскуаль

К 80-ЛЕТИЮ К.М. ЭФРОНА

Встречал солдат весну,

В нём смелость и отвага.

Прошёл он всю войну

До самого Рейхстага.

Закончилась война,

Пришла пора учиться.

Училась вся страна,

Чтоб замыслам всем сбыться.

Науку одолел

И наш танкист бывалый.

Над книгами корпел,

Трудился он немало.

Животных он спасал,

Наука увлекала.

Природу защищал,

Чтоб краше расцветала.

Кипела вся страна,

Гудели строек башни.

И в космосе она,

Забыв про день вчерашний.

И в гуще славных дел

Учёный наш трудился.

О Родине радел,

И мир постичь стремился.

Он много сил отдал

Добро и разум сея.

И вдруг развал настал

Недобрым ветром вея.

Но наш герой-танкист

Не робкого десятка.

Умён он и речист,

В нём боевая хватка.

Не сдался он врагам,

За истину горою.

Примером стал он нам

С своей большой судьбою.

И в юбилей его

Поздравим же солдата!

Пусть будет жизнь его

Открытьями богата.

Пусть много лет живёт

С любимою семьёю,

И нас вперед зовёт

К вершинам за собою.

2001 г.

 

Приложение №2 к Протоколу № 01/21/ОП заседания секции «ОХРАНЫ ПРИРОДЫ» МОИП от 12 мая 2020 г.

Вера Павловна Чижова. Воспоминания

Эфрон Константин Михайлович

1921-2008

В 1939 году Константин Михайлович поступил на биологический факультет МГУ.

Когда началась война, он был студентом 2-го курса. В 1942 году был призван в армию (в Свердловске), а в 1943 году направлен на фронт. 

За боевые заслуги Константин Михайлович был награждён орденом Великой отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды и несколькими медалями.

После демобилизации восстановился на биофаке (на кафедре зоологии позвоночных) и окончил его в 1948 году.  Работал в ИЭМЭЖ, затем – в МОИП в должности учёного секретаря и председателя секции охраны природы.

Как раз на этой секции охраны природы состоялся первый в моей жизни доклад по проблеме создания в нашей стране национальных парков. Было это в 1977 году, и именно с тех незапямятных пор национальные парки становятся одной из главных тем моих научных и в т.ч. печатных работ. Подвигнул меня на этот доклад не кто-нибудь, а сам Юрий Константинович Ефремов, который в те годы руководил секцией охраняемых природных территорий Всероссийского общества охраны природы – ВООП (я у него была секретарём этой секции в течение 10 лет), и неоднократно на заседаниях мы обращались к данной проблеме. Между прочим, первый национальный парк в СССР – эстонский «Лахемаа» – был создан за 6 лет до этого – в 1971 г., а до первых российских нацпарков (Сочинского и «Лосиного острова») были те же 6 лет, но только впереди.

Почему именно Юрий Константинович предложил мне выступить с таким докладом, объяснялось не только историческим моментом и нашими тесными контактами, но и тем, что среди его друзей и коллег было немало выдающихся личностей, известных как своими географическими трудами, так и происхождением. А как известно, Константин Михайлович Эфрон – был сыном актрисы Камерного театра Веры Яковлевны Эфрон, сестры Сергея Яковлевича Эфрона – поэта, философа и писателя, мужа Марины Цветаевой. Стоит напомнить, что Сергей Эфрон воевал в Гражданскую на стороне Белой армии. И потому (и не только потому) громадной заслугой Константина Михайловича по сей день является тот факт, что он сохранил многочисленные реликвии семьи Цветаевых-Эфрон.

Но возвращаюсь в 1977 год. Мне в то время было немногим более 30 лет, уже позади была защита кандидатской диссертации по охране природы в зонах массового отдыха (на примере Можайской зоны отдыха), но я по-прежнему страшно боялась публичных выступлений. И только такой человек как Юрий Константинович мог уговорить меня на это. Хорошо помню, что его главным аргументом было не доказательство необходимости создания национальных парков в России (для нас это подразумевалось само собой), а именно встреча с таким интересным человеком как Константин Михайлович Эфрон. Однако страх перед выступлением был главным чувством, которое сохранилось в памяти до сих пор.

Особенно он усилился, когда в комнату для заседаний вошёл уже широко известный в то время учёный-биолог, писатель и один из основных создателей системы заповедников в СССР Феликс Робертович Штильмарк. Я знала его не только по литературе, но и по выступлениям в газетах и на секции ВООП как самого ярого противника создания национальных парков в нашей стране. Он был абсолютно уверен и доказывал это везде и всюду, в устной и печатной форме, что создание национальных парков приведёт к развалу системы заповедников. Можно представить, как я восприняла его приход на заседание – как выстрел наповал…

Сам доклад прошёл нормально: демонстрируя слайды из национальных парков Прибалтики (к тому времени я уже побывала во всех трёх республиках), я рассказала о большом мировом и крохотном отечественном опыте создания национальных парков. Хотя, конечно же, сейчас, когда любой доклад сопровождается презентацией, он был бы гораздо более убедительным (по крайней мере, мне так кажется). Но слушали хорошо. Феликс Робертович сидел молча. Также молча он выслушал мои ответы на вопросы присутствующих.

И вдруг случилось что-то непонятное и – на мой взгляд – ужасное: он схватил в одну руку свой чёрный потёртый портфель, а другой – подмышку – своё такое же чёрное пальто – и рванул к выходу. Константин Михайлович крикнул вслед:

- Куда же вы?

Штильмарк оглянулся. Его ответ я запомнила дословно, будто этих сорока лет и не было:

- Я боюсь, что я сейчас начну этой девочке вопросы задавать…

Юрий Константинович вместе с Константином Михайловичем быстро закруглили заседание, задав мне для успокоения несколько простейших вопросов. Потом подытожили встречу заключением, что национальные парки нам очень нужны. И только распустив всех, пояснили мне, что Штильмарк своими вопросами мог бы не только разрушить весь смысл этого заседания, но и довести до слёз докладчика, т.е. меня. И я мысленно поблагодарила Феликса Робертовича за проявленное благородство.

Потом я не раз встречалась со Штильмарком на разного рода конференциях. Однажды он даже пришёл ко мне в МГУ с просьбой почитать его послесловие к книге Дугласа Вайнера (Уинера) «Экология в Советской России», переведённой на русский язык и готовящейся к изданию в России под редакцией Феликса Робертовича. Позже книга вышла в издательстве «Прогресс» (1991 г.) и была подарена мне с дарственной надписью, которую хотелось бы воспроизвести полностью: «Вере Павловне от редактора – эту первую книгу об истории охраны природы былой державы, которую не очень-то жаль…». 

И до самой своей кончины (это случилось в 2005 г.) Феликс Робертович не поменял своего мнения по поводу создания системы национальных парков в России, но никогда не напоминал мне о своём побеге с моего первого в истории выступления по данной теме в МОИПе.

В. П. Чижова

Яндекс.Метрика