• Главная
  • Объявления
  • 20-Й КОНКУРС ЛИТЕРАТУРНОГО ТВОРЧЕСТВА ШКОЛЬНИКОВ ЗЕМЛЯ. ПРИРОДА. РОДИНА. БУДУЩЕЕ. 2021 г. РАБОТЫ ПОБЕДИТЕЛЕЙ.
20-Й КОНКУРС ЛИТЕРАТУРНОГО ТВОРЧЕСТВА ШКОЛЬНИКОВ ЗЕМЛЯ. ПРИРОДА. РОДИНА. БУДУЩЕЕ. 2021 г. РАБОТЫ ПОБЕДИТЕЛЕЙ.

20-Й КОНКУРС ЛИТЕРАТУРНОГО ТВОРЧЕСТВА ШКОЛЬНИКОВ ЗЕМЛЯ. ПРИРОДА. РОДИНА. БУДУЩЕЕ. 2021 г. РАБОТЫ ПОБЕДИТЕЛЕЙ.

Опубликовано в категориях: ОБЪЯВЛЕНИЯ, Спецпроекты МОИП Просмотров: 565

------------------------------------------------------------------------------------------------

ПРОЗА

АКСЕНОВА ТАНЯ

(гор. Москва, 10 кл.)

          Я БЫЛ ПРОТИВ ТЕБЯ

Я был против тебя в любом проявлении: будь то твой красный свитер (не люблю красный цвет, слишком он яркий), или твои духи (слишком сладкие, терпкие). А потом я был против твоего отражения зеркалах в поликлинике – ведь твое отражение было слишком… неправильным, слишком поникшим и тихим…

В мой мир ты влетела, выбив ногой самую прочную, близкую ко мне дверь. Я был против. Я честно сопротивлялся, а ты заставила меня почувствовать жизнь, полюбить багровый рассвет, заставила с удовольствием смотреть на закат. Ты вытащила меня из привычного океана отчаяния, приучила к счастью, показала, что я живу неправильно. Это было интересно поначалу. Было интересно, как девушка, подобная тебе (такая вся яркая, легкомысленная, веселая) решила, что мне (такому тусклому, рациональному, омерзительно поникшему) нужна другая, правильная, по твоим словам, жизнь. И, конечно же, было интересно, каким образом ты собиралась «воскресить» меня.

Потом я стал привыкать к тебе, проникаться тобой, замечать в тебе то, что когда-то заметила во мне и ты, то, на что другие так упорно закрывают глаза: большие проблемы в семье, угрюмый (или наоборот, слишком радостный) внешний вид, который является лишь «панцирем», неумелой защитой.

Я вдруг стал заново учиться жить, я учился видеть, а моим проводником,

ярким – слишком ярким для моего маленького темного мирка – лучом была ты. Мне нужна была именно ты, а не те аттракционы, на которые ты водила меня каждое воскресенье, не то кафе, где было самое вкусное пюре из морковки, не те ромашки, поражающие своей простотой, о чем ты вечно твердила и за что ты их очень любила.

Ну и где ты сейчас? Сначала приручила к себе, разрушила мое спокойное существование, мой мирок, где я мог укрыться от всего того, что происходило вокруг. Ты, как собаке, показала место рядом с собой, место, где я чувствовал себя настолько счастливым, что забывал обо всем. Мне была важна лишь ты, твое внимание, твои слова и движения.

И ты вот так просто решила бросить меня? Зачем ты все разрушила? Зачем ты до неузнаваемости изменила меня? Чтобы потом уйти, бросить, как дворнягу? Я действительно такой безнадежный?

Раньше я никогда не плакал. Плакать было не по кому и незачем. Знаешь, я даже представлял смерть родителей. Я даже пару раз смеялся из-за этого. Нет, мне не было весело. Просто иногда мне казалось, что я вот-вот свалюсь в пропасть, над которой хожу уже несколько лет, так начнется истерика. И мне, правда, плевать. Мне уже лет пять кажется, что мы с родителями просто соседи по тесной квартире, а самое главное для них –это бутылка водки.

Но…

Врачи говорят, все плохо – я слышал. Рак, да? Знаешь, я никогда так не сжимал кулаки: до побелевших костяшек, до крови, сочащейся из-под ногтей, а я просто не чувствую боли... Ты сидишь на больничной койке и улыбаешься так, словно ничего не случилось. Так, почти так, как улыбаешься обычно. Почти так, как улыбалась в кругу своих подружек в школе.

Но…

Только… Глядя на тебя, я чувствую, как падаю в пропасть.

За два месяца к тебе не приходил никто, твоим единственным посетителем был я. Не приходили ни твои подружки, ни твои родители, с которыми у тебя те же проблемы, что и у меня. Мне кажется, я был у тебя чаще врачей. А еще я давно заметил: твои глаза не улыбаются, а значит, твоя улыбка фальшива. Тебе до безумия страшно, и уголки твоих губ нервно подрагивают.

Я захлопываю дверь, возле которой стою, за секунду сокращаю расстояние, разделяющее нас, и обнимаю тебя так, как не обнимал никого в своей жизни. Не хочу отпускать тебя. Прошу, я так тебя ненавижу, выживи мне назло. А ты плачешь. И я ненавижу тебя еще сильнее…

-----------------------------------

ЛЮБИМОВА ЖЕНЯ

(Московская обл., гор. Фрязино, 8 кл.)

     КАК ВСЁ БЫЛО

Как же хорошо, что люди совсем забыли про войну. Давайте отойдём от реальности и окунёмся в небольшую сказку.

На календаре осень 2020 года. Девочка Кира сидела за последней партой в классе и смотрела в окно.

- Какие они счастливые, - сказала её соседка по парте.

- Кто? – не понимая, про что идёт речь, спросила Кира.

- Люди. Они такие счастливые… Не спеша идут на работу, без суеты, без лишних действий. Как же хорошо, что в наше время люди совсем забыли слово «война»…

- Не знаю, причем тут это, но я наоборот хотела бы пожить во времена войны. Я бы взяла оружие и пошла уничтожать врагов за Родину, чтобы наша команда выиграла. Это как войнушка на компьютере. Ходишь и убиваешь своих противников, а за это баллы получаешь, но главное…

- Как ты можешь говорить такое! Люди умирали, чтобы сейчас жили мы, голодали, чтобы своих детей накормить, а ты позволяешь себе говорить такие вещи! И вообще, никаких войн больше не будет, уже давно подписан договор между всеми странами на запрет войн и насилия, – возмущенно и грозно говорила соседка Кире.

- Да ладно тебе, зачем кричать-то, сейчас учитель услы…

- Девочки, пожалуйста, не мешайте классу своими разговорами! Если вам не интересна тема, лучше выйти из класса и поговорить там, – грозно сказала учительница.

Девочки попросили прощения и начали слушать учителя. Прозвенел звонок, и пришло время возвращаться домой. За Кирой приехала её мама, и они вместе отправились домой.

- Мам, а что за война была?  Она была большая?  Ты была там? – Кира непрестанно задавала вопросы маме.

- Дочка, к счастью, меня там не было. Я думаю, что тебе стоит спросить про это бабушку, она должна про это что-то знать.

Они приехали домой, и Кира побежала в гостиную. «Бабушка, бабушка! Расскажи мне про войну!» – воскликнула Кира, но никого не обнаружила в гостиной. Тогда она поднялась на второй этаж и увидела в комнате бабушку, сидящую и кресле.

- Бабушка, ты занята?

- Немного внучка, я вам носочки вяжу, говорят, что температура опустится до -40! Такую температуру в Москве последний раз зафиксировали в 1942 году. Правда, это по словам моей бабушки, а ей кто-то ещё рассказал, поэтому это не точно… Да, тогда люди жили ужасно, не представляю, что будет с нами…

- Когда тогда?

- Внучка, ты что, не слышала про Великую Отечественную войну? А про битву за Москву ты тоже не слышала?

- Как раз про всё это я у тебя и хотела спросить… Моя одноклассница сказала, что люди тысячами умирали на этой войне… Это правда?

- К сожалению, да. Это было ужасное время. Голод, бомбёжка, а самое страшное – это блокада Ленинграда. Бедные люди…

- Вот вы во всё это верите? Вот я – нет. Мне кажется, что это всё придумали, чтобы нас напугать, - сказала Кира и пошла к себе в комнату.

«Эх, дети, такие нынче дети», - прошептала бабушка.

Время приближалось к ночи, и Кира пошла готовиться ко сну. Она легла в кровать и задумалась. «Вот всё-таки интересно, это всё правда про войну или нет?» – спросила она сама у себя и с этими мыслями погрузилась в сон.

«Кто открыл окно, почему так холодно?!» - воскликнула Кира. Она открыла глаза и увидела перед собой очень странную и пугающую картину. На стенах висели куски старых ободранных обоев, с потолка сыпались какие-то опилки и висели доски, а в каких-то местах через дырку в полу можно было увидеть другой этаж. Сама комната была маленькой. Мебели было очень мало. В одном углу стояла кровать, старая и скрипучая. На ней этой ночью пришлось спать Кире. В другом углу был столик, на котором чернело радио. И под самым окном был обогреватель очень маленьких размеров. Но внимание Киры сразу привлекло окно, в котором было выбито стекло. Из него веяло запахом пороха и  железа. «Зачем тогда тут обогреватель, если из окна холода больше, чем от него толка… И вообще, где это я?» - спросила девочка. Она осторожно подошла к окну и остолбенела от увиденного.

На улице не было ни одной живой души. Ни одной собачки, кошки, человека… Все дороги были изрыты чем-то очень большим и, вероятно, мощным. Почти все дома были подорваны, и от них почти ничего не осталось.  Но вот из-за угла какого-то дома выбежали двое мужчин в форме и девушка с красным крестом на рукаве. Они, кажется, кого-то несли на руках. Они повернули за угол и пропали из виду. «Что это за люди, почему на улицах такой погром? Что здесь происходит?» – задавала вопросы сама себе Кира испуганным шепотом.

Кира быстро развернулась и хотела уйти, как вдруг услышала выстрел. Она испугалась и побежала куда только глаза глядят. Кира выбежала из дома и от безысходности начала кричать и искать своих родителей. «Мама, папа, бабушка, хоть кто-нибудь, где вы? Что здесь происходит?» – дрожащим голосом кричала девочка. «Скорее беги сюда! Ты что, жить расхотела?» – кто-то крикнул позади девочки. Кира обернулась и в окне дома увидела женщину лет 40. Девочка побежала в дом и на лестничной клетке её встретила та самая женщина.

- Скорее заходи, а то простынешь и заболеешь.

- Большое спасибо. А как мне вас называть?

- Меня зовут Зинаида Михайловна. Можно просто тётя Зина. А тебя как зовут?

- Меня зовут Кира. Просто Кира.

- Какое красивое имя. Вероятно, ты неместная. Откуда ты?

- Я из Москвы, а в это странное место я совершенно случайно попала. Вы не подскажете, что это за город и где могут быть мои родители?

- Бедная девочка, из-за войны совсем с ума сошла… Солнышко, ты в Москве, сейчас 1941 год, а про родителей у меня есть только одно предположение, но говорить тебе я его не стану. Если скажу, то точно не сегодня…

- Простите, но вы меня скорее всего неправильно поняли. Сейчас не может быть 1941-ый, я точно знаю. Вчера я заснула, и был 2020 год. Какой-то бред, если честно. Я не верю.

- Слушай, ты посиди здесь, а я схожу за водой и хлебом, надо прийти первой, чтобы долго не стоять в очереди. Я скоро приду, не волнуйся. Я вернусь и обо всём тебе напомню.

- Ладно, я подожду вас здесь.

Женщина ушла за едой, а Кира в это время ходила по квартире и разглядывала её. Помещение не очень отличалось от квартиры, в которой проснулась девочка. Те же стены, такая же маленькая комнатка, но в ней было теплее, потому что окна были заколочено досками. Только из одного окна были видны тусклые просветы. В комнате стоял стул, а на нём радио. Девочка подошла и включила его. Какой-то мужчина рассказывал про то, куда и сколько нужно направить танков и самолетов, где сейчас находятся вражеские войска и куда лучше спрятаться, чтобы не погибнуть. «Это очень странно, неужели я и правда нахожусь в России в годы войны… Как такое могло произойти?» – прошептала Кира. Она накинула на себя шарф, который висел на стуле, и заснула прямо на полу.

В дверь кто-то постучал, и в комнату вошла тётя Зина. Она увидела девочку, спящую на полу, и укрыла её своим пальто, а сама пошла топить маленькую печку. Повеяло теплом, и девочка проснулась.

- Ой, а зачем вам снег?

- Я его растоплю и получится вода. Сейчас очень трудно ходить на прорубь за водой. Очень холодно на улице.

- Как всё сложно… А еда? Только хлеб?

- Иногда ещё суп дают, можно сказать, что из опилок, но это в редких случаях. А так да, хлеб. Так, у меня тут снег растопился, я его сейчас вскипячу и поедим. Можешь пока что около печки погреться.

Кира хотела пойти к печке, но случайно задела рукой ковшик и разлила воду.

- Эх, кулёма, что теперь делать? За новым придётся идти…

- Нет-нет, что вы, это я виновата, я и схожу. Я быстренько туда и обратно.

Кира взяла бидончик и очень быстро побежала на улицу. Она не знала, где брать снег, поэтому побежала, куда только глаза глядят. Бежала она, бежала и вдруг услышала какие-то шорохи. Она очень испугалась и остановилась. Впереди себя она увидела маленький, почти разваленный домик. Она забежала в него и задержала дыхание от страха. Из-за кустов показались люди с автоматами. Они говорили на каком-то непонятном для Киры языке. Она поняла, что, скорее всего, это наши враги – фашисты. Несколько минут тишины и снова выстрелы. Только теперь они продолжались очень долго. Девочка очень боялась всего этого и поэтому не могла сдвинуться даже на миллиметр в сторону от стрельбища. Выстрелы притихли, и девочка бегом помчалась к тёте Зине, забыв про снег. Она бежала, не оглядываясь, падала, потом вставала… и вот она уже около дома. Кира влетела в дом и заперла дверь на замок. 

- Скорее, скорее! Собирайте нужные вещи и бежим! Нам нужно бежать! Фашисты идут в нашу сторону! Скорее!

- Кира, ты точно в этом уверена, ведь это очень надёжное место, сюда не должны прийти.

- Даже если они не зайдут в дом, они могут открыть огонь по домам. Поэтому лучше спрятаться. Можно в бункер. Я видела по пути один.

- Хорошо, тогда…

Не успела тётя Зина договорить, как прямо под окном взорвалась граната. Зинаида и Кира очень испугались и закричали. Доски с окон разорвало в щепки. Здание заполонило дымом. Послышался второй взрыв. Девочка быстро подхватила Зинаиду под руку, и они выбежали из здания через задний выход. На его пороге Кира увидела юношу, лет 18-ти со страшной раной на груди.

- О Господи, кто это так с вами!? – спросила Кира

- Дурочка, это очень глупый вопрос, - сказал, ухмыльнувшись, юноша, - конечно, фашисты. Вам лучше бежать. Они могут снова прийти сюда. Бегите в бункер за местной столовой, туда они точно не придут.

- Нет, сначала мы поможем тебе, а потом уже пойдём, - Кира оторвала от своей кофты низ и обвязала его грудь крестом. Она вспомнила про то, как на уроке ОБЖ они проходили что-то про это. Правда, она было не очень уверена в том, правильно ли она всё делает. - Пусть будет пока что так. Нужно немедленно отвести тебя в госпиталь и…

- Нет, не нужно, вы и так мне помогли, я дождусь санитаров. Спасибо вам большое, а ты, девочка, могла бы стать отличным лекарем.

- Я надеюсь, что это всё скоро закончится и вы нас не подведёте. Спасибо вам за то, что воюете за нас, за Родину.

- Бегите, за мной скоро придут

Кира и Зинаида добежали до бункера, и через несколько часов Зинаида смогла уснуть. Кира же сидела на земле и что-то чертила на песке. Она рисовала семью и дом. На глаза наворачивались слёзы, и через некоторое время она не смогла их сдержать. Кира сидела и плакала, глядя на свой рисунок. «Неужели я больше не увижу своих родных? Неужели я больше не увижу Москву такой, какой она была? Я никогда не прощу себя за те слова, которые я сказала вчера. Я сказала ужасные вещи. Люди жертвуют собой для того, чтобы жили мы. Они не спят ночами, охраняя границы Москвы. Военные покидают свои семьи для того, чтобы другие смогли продолжить свой род. Мы обязаны всей жизнью этим людям, а я говорила такие кошмарные слова. Никогда, я никогда не смогу простить себя. Лучше бы это всё закончилось. Вся эта война… Но люди жестокие и, видимо, этого не изменить…» - плача, шептала себе под нос Кира. Она постелила под себя пальто и потихоньку начала засыпать. На её щеках остались следы от слёз, а всё лицо было красное из-за мороза. Её каштановые волосы покрылись инеем, но, дрожа от холода, она всё-таки смогла уснуть.

«БРРР-БРРР-БРРР, БРРР-БРРР-БРРР». По всей комнате раздавался звук будильника, и Кира вскочила с кровати. Она не могла поверить своим глазам. Всё было на своих местах: её мягкая кровать, её стол и шкаф стояли на своих местах. На будильнике было 7 утра, но девочка не смогла сдержать своих эмоций. Она посмотрела на календарь и увидела дату «7 ноября». Кира побежала по лестнице вниз и закричала: «Вставайте, вставайте! С праздником вас!». Все проснулись и увидели, как Кира отмечает эту дату на календаре в красный кружочек.

- Мама, папа, бабушка, как я рада вас видеть! Я больше никогда вас не оставлю. Буду всегда с вами, - не сдерживая слёз, Кира обняла своих родных и сказала эти слова.

- Солнышко наше, а для чего ты обвела этот день? - спросила её мама.

- Как это? 7 ноября 1941 года был проведён военный парад в честь 24-й годовщины Октябрьской революции, и он был во время битвы за Москву, когда линия фронта проходила всего в нескольких десятках километров от города. Эту дату нужно обязательно знать и быть благодарными нашим военным! – сказала Кира с гордым видом.

- Какая же умная у меня растет внучка, а у вас - дочь, - улыбнувшись, сказала бабушка.

- Да, я ещё тот гений, но сейчас мне нужно собираться в школу, а то я опоздаю.

Она оделась, позавтракала и начала собираться.

- Ну, всё, наш гений, иди в школу, а потом мы устроим чаепитие в честь такого дня, - поцеловав дочку, сказали мама и папа.

Кира приехала в школу и села за парту. Она достала свой личный дневник и начала писать: «Война. Это ужасное событие в истории любой страны. Для каждого человека это стресс. Но вы не можете и представить, как сложно в этот момент приходится матерям, которые отдают своих сыновей на службу. Они ждут их и надеются, что дети вернутся и всё будет хорошо. Но… кто-то выживает, а кто-то – нет. И все же одно остаётся неизменным: они жертвуют своими жизнями ради нас с вами. Они не пытаются прикрыть себя кем-то другим, наоборот, они прикрывают других собой. За это мы обязаны им всей своей жизнью. Мы должны помогать им так же, как они помогали нам, стоять за страну горой, ведь мы - это будущее нашей страны. Всё это мы должны помнить всегда и никогда не забывать».

Кира остановилась, посмотрела в окно и стала наблюдать за первым снегом.

- Да, всё-таки хорошо, что в наше время люди совсем забыли слово «война», - улыбнувшись, сказала Кира своей соседке по парте.

Прозвенел звонок, и дети начали проверять домашнее задание, но это уже совсем другая история.

--------------------------------------------------------------

СТИХИ

ПРОКОФЬЕВА АЛЕКСАНДРИНА

(гор. Пермь, 10 кл)

Tx02-29-01

ВЫ ВИДЕЛИ ГЛАЗА ЛЮДЕЙ…

Вы видели глаза старух, 
Увидевших со скидкой ценник?
Наш мир погиб, прогнил, протух
Коль старость мы ничуть не ценим.

Дешёвый молока пакет,
Перловка, серый хлеб, картошка.
Для них другого счастья нет –
Хотя б раз в день поесть немножко.

Вы видели бомжей глаза,
Нашедших банку из под пива?
–  Они не люди!
–  Кто сказал!? 
Кто это выдумал так лживо!?

Бомж грязной сморщенной рукой
Монеток даст на булку с квасом,
Брезгливо продавец, порой,
Их бросит в банку, что под кассой.

Вы видели глаза детей
В витринах – вечное несчастье?
Им у запойных матерей
Не выпросить дешёвку-сласти.

Детей, что капитала для,
Рожали пьяненькие бабы.
Обед тех деток – три рубля –
Пакет лапши и чай... хотя бы.

Вы видели глаза сирот,
Ненужных брошенных убогих?
А инвалидов у ворот
Церквей, просящих "ради Бога"?

Вы депутатские глаза
Узрели на диванах власти?
Их жир – то детская слеза – 
Детьми несъеденные сласти.

Их жир – бездомье для бомжей – 
Бесхлебье для старух, безмясье –
Труд непосильный для людей –
Зарплата вся – налог для власти!

У думы "Меринов" не в счёт,
"Тойоты", "Лексусы" – МАШИНЫ!!!
А бабка с тросточкой идёт
Из павшей ветки тополиной...

Жрёт ожиревший депутат
Икру серебряною ложкой,
И русский люд ему не брат:
– Копает пусть свою картошку!

Народ! С колен бы встать пора!
Да из больной российской кожи,
Как чирьи, выдрать из нутра
Бюрократические рожи!

---

Tx02-29-02

ЛЮДИ-САМОВАРЫ

Победа! Радость и обида... 
Боль! Счастье в солнечных лучах!  
И средь толпы два инвалида 
В дубово-кожаных штанах.  

Один без ног, в руках колтушки, 
Гармошка-хромка за спиной. 
А с ним смешливая подружка 
Без ног, ещё с одной рукой.  

А на потёртых гимнастёрках 
Медалей, прям иконостас! 
Обоим радостно, не горько, 
В победный этот майский час.  

Лишь слёзы капают немножко 
Под всенародное "Ура!" 
Вдруг растянул боец гармошку, 
Запела звонко медсестра.  

Притихли люди, крУгом встали. 
"Эх, голос! Словно божий дар!" 
"Смотрите! Воины! В медалях! 
Блестят, как в пасху самовар!"    

В восторге все, друг другу вторят, 
И каждый им спешит помочь. 
"Меж нами, люди, два героя! 
И что пришлось им превозмочь!"  

Назвали ласково, не грубо, 
(Язык наш русский - чудный дар!): 
Не инвалид и не обрубок, 
А златобрюхий самовар.  

Как много их в послевоенных 
Скрипело русских городах, 
В руках с колтушкой неизменной, 
В дубово-кожанных штанах.  

Победа не даётся даром, 
И по земле родной страны 
В жизнь катят люди-самовары - 
Обрубки грешницы-войны.

---

Tx02-29-03

КРАСНЫЙ БЕРЕГ

В 1943 году в деревне Красный Берег в Белоруссии находился детский концентрационный лагерь, в котором фашисты брали кровь у детей для гитлеровской армии. Здесь от мучений и тягостей умерли 1990 детей, 1990 маленьких вселенных…

Красный берег - берег боли,

Место страшных детских снов.

Море выкаченной крови,

Ненаписанных стихов.

Стон подвешенных детишек,

Раны взрезанных подошв.

Трупы! Много! Очень! Слишком!

Слёз невинных вечный дождь.

Красный берег - берег смерти...

Там сейчас фруктовый сад...

Между яблонь, в память детям,

Ряд бетонных белых парт.

---

Tx02-29-04

ТВОРЧЕСТВО (триптих)

Бессонница

Рвётся ночи палантин,

И душа сгорает.

Над подушкой стынет сплин,

Как дорога к раю.

Звёзды гаснут не спеша,

Растворяясь в небе.

Возвратиться с шабашА

Ведьма не успеет.

Заневестится заря,

Зарумянит щёки,

И взлетит, в лучах паря,

Сокол светлоокий.

Пьют жемчужную росу

Травы на рассвете.

Жалко девицу-красу

Хлопец не заметил.

Наконец, заблудший сон

Просочился лаской.

Высплюсь, напишу потом

Веселее сказку…

РАЗДУМЬЯ

Стрелками часовыми

Сломанных в хлам часов,

Дырками пулевыми

Рваных, больных стихов

Режу чужую душу,

Сыплю на раны соль.

Жажда обиды мучит,

Плачет и ждёт Ассоль.

Грёзы про счастья алость

Зряшно терзают кровь –

Только лишь рвань осталась

Сказочных парусов.

Мечутся рыбки дружно

Между разбитых рей.

Очень Ассоли нужный

Спит меж актиний Грей.

Смотрят сквозь воду в небо

Мёртвых провалы глаз…

Счастье шагнуло в небыль,

Даже не дав аванс.

Режет ракушкой вены,

Грёзы забыв, Ассоль,

В небо рванув из плена,

Сказке оставив боль…

Тихо сомкнулись вежды.

В море растаял сплин.

Зря подарил надежду

Девушке, милый Грин.

СОМНЕНИЯ

Звёзды – по чёрной простыни,

Мысль – по луны лучу.

Строчки тяжёлой россыпью,

Бисером я мечу.                              

Буквы блажат горбатые,

Гнутся, едят перо.

Бью я врагов набатами,

Словом сжигаю зло.

Много сегодня выжато

Слёз и убито тем…

Мечутся строчки, пыжатся…

Было бы перед кем…

Будни я глажу мыслями,

Правду и ложь зову,

Сыплю напрасно бисером

В этом земном хлеву….

---

Tx02-29-05

ОСЕНЬ

Злится овчаркой осень,

В зиму стреляя просинью,

Прелым листочком бросится

В мёртвую злую гостью.

Сломанной ветром веткой

Молит богов о жалости,

В прелой червонной палости

Бабье хоронит лето.

В рыжий комок сожмётся…

Между корней осиновых

Мёрзлый стоит подосиновик

Красным надгробием солнца.

---

Tx02-29-06

СОБАКА

Холод нынче, зимний сын,

Растрещался круче,

Снегом сыплет в старый тын,

Студит шкуру сучью.

Будка вымерзла давно,

Смёрзлась цепь в комочек…

«Хоть бы что ли на гумно

Отпустили ночью».

«Кость примёрзла – не погрызть…» –

Замерзает сука… –

«На цепи-то разве жисть?

Нету жизни! – Мука!»

Но сегодня повезло,

Вдруг пришла хозяйка,

Суку в дом взяла, в тепло…

Стало, видно, жалко…

---

Tx02-29-07

ЯНВАРСКИЙ ГРОМ

 

Жил рояль на газоне, присыпанный временным снегом,

Позабытый хозяином – в рай ничего не возьмёшь…

На потёртых боках отражалось сумбурное небо,

И из клавиш мороз выбивал чуть певучую дрожь.

Вдруг рояль осознал: «Путь окончен, конец неизбежен!..»

И, как мёртвая кожа, растрескался стынущий лак

На рояля боках, как январь, чисто-кипенно-снежных.

И слезам старика небеса громом грянули в такт.

------------------------------------------------------------------------------------------------

ПУБЛИЦИСТИКА

ГОРБУЛЯ ШУРА

(Ростовская обл., гор. Батайск, 7 кл.)

ЗИНАИДА ВИССАРИОНОВНА ЕРМОЛЬЕВА

Заглянем вглубь веков

И там увидим мы

Великих праотцов,

Отдавших жизнь свою

За Родину, за землю ту,

Где ты сейчас живёшь.

В прошлом году мы отметили 75 лет великому  празднику  – Дню Победы, Дню, когда закончилась страшная война. С каждым прошедшим годом возрастает важность этого исторического события. Ведь Победа – это праздник, который объединяет все поколения – и взрослых, и  нас, юных граждан России. В каждой семье – судьба и история прадедов, прапрадедов, отстоявших свободу и независимость нашей Родины.

Эту войну называют Великой Отечественной войной! Почему? Да потому, что всё наше Отечество, вся наша страна боролась с врагом  - фашизмом, страшным, безжалостным, сильным.  И враг был побеждён! Четыре года длилась суровая война. Все, кто мог держать оружие в руках, ушли на фронт, а те, кто не мог воевать, помогали фронту: работали в поле – выращивали хлеб; изготавливали на заводах оружие, на фабриках шили шинели, в госпиталях возвращали к жизни раненых воинов. Главный лозунг той поры был: «Всё для фронта, всё для Победы!».

Когда мне предложили рассказать о каком-нибудь герое войны, я растерялась – столько героев и каждый достоин, чтобы о нём рассказали. Я решила рассказать о Зинаиде Виссарионовне Ермольевой, учёном, работавшей в области микробиологии. Почему я решила именно о ней рассказать?  Это рассказ о представительнице нашего Донского края, её вкладе в победу. Во-вторых, в условиях распространения коронавируса, рассказ об учёном микробиологе – эпидемиологе будет уместен.

Никогда не будет забыт героический труд десятков тысяч медицинских работников, их подвиг, совершенный во имя спасения жизни раненых и больных воинов. Ценой самоотверженных каждодневных усилий санитарных врачей и инструкторов, эпидемиологов, микробиологов, инфекционистов, всей санитарно-эпидемиологической службы удалось в значительной степени оградить войска Советской армии от эпидемических заболеваний, обеспечивая ее высокую боеспособность.

Прежде всего, я должна была познакомиться с наукой микробиологией. Энциклопедический словарь мне сказал, что микробиология – это слово пришло к нам из греческого языка и переводится как «малый» и «жизнь». Это  — наука, предметом изучения которой являются микроскопические существа, называемые микроорганизмами  или микробами, их биологические признаки и взаимоотношения с другими организмами, населяющими нашу планету. В область интересов микробиологии входит физиология, биохимия и другие дисциплины.

Оказывается, люди ещё в древности знали о многих процессах, вызываемых микробами.   Гиппократ (460—377 гг. до н. э.) предполагал, что заразные болезни вызываются невидимыми живыми существами. Авиценна (980 г. до н. э. – 1037 г. н. э.) в «Каноне врачебной науки» писал о «невидимых» возбудителях чумы, оспы и других заболеваний.   Джироламо Фракасторо (1478—1553), итальянский врач, наиболее близко подошёл к открытию микромира. Он предположил, что инфекции вызывают маленькие тельца, передающиеся при контакте и сохраняющиеся на вещах больного, именно он ввёл термин «инфекция». Луи Пастер, Роберт Кох, Александр Флеминг  и много  других  учёных, которые внесли вклад  в развитие микробиологии. Их очень много.

В том числе и Зинаида Виссарионовна Ермольева. Её вклад в развитие микробиологии неоценим. Она открыла светящийся холероподобный вибрион, носящий ее имя, получила первые отечественные образцы пенициллина, стрептомицина и других антибиотиков.

Зинаида Виссарионовна родилась 24 октября 1898 года. Её родиной считается хутор Фролов Донской губернии. В свидетельстве о рождении З.В. Ермольевой написано, что ее родителями были «подъесаул 4-го Донского Казачьего полка Виссарион Васильевич сын Ермольев и законная жена его Александра Гавриловна, оба православного вероисповедания». Отец служил на железной дороге, мать была домохозяйкой.  Когда Зинаиде было 12 лет, Виссарион Васильевич умер, и все заботы о семье взяла на себя мать. Еще мать считала, что девочка должна учиться, и семья переехала в Новочеркасск. Там Зинаида поступила в Мариинскую гимназию, которую окончила с золотой медалью в 1915 году. Существует легенда, как она стала микробиологом. Учась в гимназии, юная Зина прочитала биографию композитора Чайковского, который умер от холеры в возрасте 53 лет. Кроме того от холеры умерла и мать Петра Ильича. В мае 1916 года был выпускной бал в гимназии.  На  балу Зинаида  услышала любимый  «Сентиментальный вальс» Чайковского. И  она, признанная «королева танцев», вдруг неподвижно застыла у окна. Боль пронзила сердце: ведь именно сейчас у нее дома, под подушкой, лежит книга об этом композиторе-чародее. Гений… Рассвет таланта.… И вдруг такой страшный, такой нелепый конец: черный гроб, залитый едкой известью, «Болезнь тяжелая, желудочная, плохо поддающаяся лечению», – прочитала она в книге.

История смерти Чайковского определила окончательный выбор Зинаиды Ермольевой своей будущей профессии: она станет врачом. А искусство? Нет, оно не забудется. Оно на всю жизнь останется с ней, останется как радость, как помощник в ее главном труде.

Зинаида решила поступить в Женский медицинский институт в Ростове-на-Дону. Но её могли не принять. И тогда  мама Зинаиды Виссарионовны пишет письмо:

«Его Сиятельству Господину Войсковому Наказному Атаману Войска Донского от вдовы войскового старшины Александры Гавриловны Ермольевой: 

Дочь моя Зинаида в прошлом году окончила 7 классов Мариинской женской гимназии с Золотой медалью и в настоящем году 8-й специальный класс по математике и русскому языку успешно. В настоящем году, желая получить высшее образование, ею подано было прошение в Ростовский городской медицинский институт, но так как в этом институте преимущество было отдано уроженкам этого города, чем был заполнен комплект института, то все иногородние не были зачислены в этот институт. Обращаюсь к Вам, Ваше сиятельство, с покорной просьбой матери, если найдете возможность посодействовать в зачислении дочери моей Зинаиды в упомянутый медицинский институт сверх комплекта. Я вдова, осталась после смерти мужа с 6-ю детьми с маленькой пенсией в размере 360 руб. в год. В настоящее время 2 сына у меня с начала войны в действующей армии, два в старших классах Донского кадетского корпуса, одна дочь замужем и последняя, упомянутая Зинаида, у меня на руках, которой мне как матери желательно было бы дать высшее образование. 1916 г. ноября 21 дня Александра Ермольева». Зинаида Виссарионовна всю жизнь была благодарна своей маме. Александра Гавриловна, не смотря на испытания, которые выпали на её долю, была крепкой женщиной. Она дожила до девяноста двух лет, жила со своей дочкой, которая её и похоронила.

Зинаида Виссарионовна поступила на медицинский факультет Северо-Кавказского университета в Ростове-на-Дону. Исследовательской работой Зинаида Виссарионовна начала заниматься еще в студенческие годы.  Всё своё время она отдавала учёбе, предпочитала науку микробиологию.  «Будучи студенткой, я чуть свет лазила через форточку в лабораторию. Все кругом было закрыто, а мне хотелось лишний часок-другой посвятить опытам», - вспоминала учёный. В 1922 году в Ростове началась эпидемия холеры. Ее источниками стали грязные воды Дона и Темерника. Зинаида Виссарионовна начала изучать эту тему. Она проводила опыты на животных и на себе: «Опыт, который едва не кончился трагически, доказал, что некоторые холероподобные вибрионы, находясь в кишечнике человека, могут превращаться в истинные холерные вибрионы, вызывающие заболевание». Эти вибрионы она выделила из  обычной ростовской водопроводной воды. После своих опытов З. В.  Ермольева  порекомендовала   хлорировать  питьевую  воду. Рекомендациям Зинаиды Виссарионовны следуют и сейчас, это чувствуется, когда пьёшь воду из крана.

В 1925 году Зинаида  Виссарионовна переезжает  в Москву. Она должна была  организовать и возглавить отдел в Биохимическом институте. На переезде настоял профессор Донского университета Владимир Александрович Барыкин, учитель Зинаиды Виссарионовны. Его самого только что назначили научным руководителем Центрального института эпидемиологии и микробиологии Наркомздрава СССР, он и решил взять с собой талантливую ученицу. В Москву З. В.  Ермольева приехала с одним чемоданом, в котором были …! 500 культур холерных и холероподобных вибрионов.

Всю жизнь З. В. Ермольева посвятила микробиологии. Особенно её талант учёного раскрылся в годы Великой Отечественной войны. В 1942 году вышло Постановление Комитета Обороны «О мероприятиях по предупреждению эпидемических заболеваний в стране и армии», чтобы не допустить инфекционных заболеваний. В 1920-е годы английский  ученый Александр Флеминг, открыл  новое лекарство — антибиотик пенициллин и считал, что оно должно принадлежать всем, и не запатентовал препарат. Он считал, что лекарство, спасающее людям жизнь, не должно служить источником дохода.

Когда началась Великая Отечественная война, Советский союз попросил у союзников, Великобритании и США, образец лекарства. Англичане не дали, сказали, что исследования ведутся в США, и посоветовали обратиться туда. Власти США, наладив массовый выпуск лекарства, цинично потребовали за технологию изготовления пенициллина от Советского Союза, истощенного войной, тридцать миллионов долларов.

Тогда, в ответ на наглое заявление США, советский профессор Зинаида Виссарионовна Ермольева заявила, что советские учёные сами могут изготовить пенициллин. «Это живая вода. Самая настоящая живая вода, полученная из плесени», - часто говорила она.    «Я хочу найти эту плесень и приготовить препарат. Если это удастся, мы спасем тысячи, а может, и миллионы жизней. Особенно сейчас, когда раненые солдаты сплошь и рядом гибнут от заражения крови, гангрены и всевозможных воспалений». И ей это удалось сделать! Она разработала и вырастила собственный штамм пенициллина. Весть о чудодейственных свойствах пенициллина разнеслась по всем госпиталям. Отовсюду летели письма, в которых раненые просили вернуть их в строй. Пенициллина нужно было много, очень много. И уже в 1942 году началось его промышленное производство в Советском Союзе.

 Зинаида Виссарионовна Ермольева получила за это в 1943 году Сталинскую премию. Это изобретение спасло тысячи жизней советских солдат во время Великой Отечественной войны. С помощью пенициллина удалось вернуть в строй многих солдат с тяжелейшими ранениями.  Раньше за такими ранениями следовала неизбежная ампутация, а тут ни одной отрезанной ноги или руки.

Зинаида Виссарионовна продолжала работать над темой – изучение холеры. Она провела эксперимент над собой – заразила себя холерой. Это было очень опасно, но Зинаида Виссарионовна не думала о себе, думала только о том, как закончится эксперимент.  В 1942 году в Сталинграде произошла вспышка холеры, она была занесена в Сталинград немецкой армией и угрожала нашим войскам. В связи с этим Зинаида Виссарионовна вылетела в Сталинград, где работала в составе группы, чтобы предотвратить эпидемию среди наших войск.  Зинаида Виссарионовна всегда ценила тех, кто трудился рядом с ней. «Незримой армией» назвала Зинаида Виссарионовна тех, кто боролся с угрозой страшной эпидемии. И это была поистине армия, которая способствовала успеху военного сражения у стен города-героя.

О тех временах Зинаида Виссарионовна написала монографию «Холера»,  в которой подведены итоги почти 20-летнего изучения этой болезни. В этой монографии были даны новые методы лабораторной диагностики, лечения и профилактики холеры.

За заслуги перед Отечеством великому учёному была присуждена Сталинская премия.  Зинаида Виссарионовна отдала её на постройку истребителя. С ее именем на борту истребитель отправлялся в бой.

Американцы решили проверить эффективность пенициллина, созданного Ермольевой, и оказалось, что он превосходил по своей эффективности аналог. За что Зинаида Виссарионовна Ермольева получила прозвище «Мадам Пенициллин». Под её руководством были разработаны также такие препараты, как левомицетин, стрептомицин, тетрациклин и другие.

За всю историю человечества не было другого лекарства, которое спасло бы столько человеческих жизней. Она должна была получить Нобелевскую премию по биологии и медицине, но  её дали  Флемингу, Чейни  и Флори. Но при вручении премии прозвучали слова, которые подтвердили значимость пенициллина, созданного Зинаидой Виссарионовной: «Для победы во Второй Мировой войне пенициллин сделал больше, чем 25 дивизий!».

Зинаида Виссарионовна Ермольева была творческим человеком: научно-исследовательская, общественная работа, представляла отечественную медицину за рубежом, принимала участие в международных научных конгрессах.  Она была основателем и бессменным редактором журнала «Антибиотики», членом редколлегии международного «Журнала антибиотиков», издаваемого в Токио, председателем Комитета по антибиотикам, а затем Всесоюзной проблемной комиссии по антибиотикам.  Родина высоко оценила научный подвиг Зинаиды Виссарионовны. Она была награждена двумя  орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Знак Почета, медалью имени Пуркинье  и многими медалями.

Как работа Зинаиды Виссарионовны и её коллег созвучно нашему времени, когда врачи, медицинский персонал борются с невероятной пандемией! Каждый день врачи как на войне, ежедневно, часто рискуя своими жизнями, они борются за жизни пациентов. Был составлен «список памяти» врачебным сообществом. В нём уже более двухсот двадцати двух имён – врачей, погибших во время эпидемии. Самому молодому было всего двадцать шесть лет. «Сгорая сам, спасай людей!».

Я умер и лежу в мешке,

Лежу не в морге, не в могиле,

Лежу на ком-то, кто вчера

Уже успел наш мир покинуть

Мне лет не много, не старик,

И не убогий, не пропойца.

Я просто тот, кто жить хотел,

Но должен был со злом бороться.

Я бился с глупостью людской.

Я вас тянул из сил последних,

Я вас спасал, я вас лечил.

За что вы так со мной, ответьте!

Меня убил ваш эгоизм,

Беспечный позитив некстати.

Плевать вам было на запрет,

Вы раздавали смерть без сдачи.

Чем чушь нести и рассуждать

О том, как все мы тут не вечны,

Пора бы мозг вам свой включать

И просто быть к другим сердечней.

Сидите дома, вашу мать,

Со всех экранов вам талдычат.

Но вам плевать, что там в мешках

Уже гниют останки чьи-то.

Вам хочется гулять, болтать,

С друзьями в клубах тусоваться,

Потом несётесь все ко мне,

Когда начнёте задыхаться.

Когда пропев и проплясав,

Вы время чьё-то сократили.

«СПАСИ МЕНЯ!»— шепнёте вы,

Но я уже вам не спаситель.

Я умер, я лежу в мешке…

Это стихотворение перед смертью написал врач! Это живой образ любви!  Любовь – служение другим людям!

Зинаида Виссарионовна Ермольева умерла 2 декабря 1974 г., ей было 76 лет. Врач-новатор, крупный ученый, талантливый организатор здравоохранения, замечательный педагог — такой навсегда вошла в историю отечественной медицины Зинаида Виссарионовна Ермольева. Вся ее деятельность — блестящий пример самоотверженного служения своему народу и избранной профессии.

Я горжусь, что живу в стране, где были, есть и будут такие самоотверженные люди.

------------------------------------------------------------------------------------------------

Яндекс.Метрика