ХЭЙ, ТИЧЕ! Трагедия.

ХЭЙ, ТИЧЕ! Трагедия.

Опубликовано в категориях: Спецпроекты МОИП Просмотров: 79

Выговский Илья, ученик 7 кл. гимназии № 2 гор. Владивостока

Действующие лица:

  1. Александр Дементьевич, учитель географии
  2. Евгения Борисовна, учительница физики
  3. Зоя Геннадьевна, директор школы
  4. Улита Сергеевна, учитель истории
  5. Виолетта Семеновна, бывшая учительница биологии, а ныне работник частного зоопарка
  6. Павел, директор фирмы по оказанию психологических услуг
  7. Белита, сотрудница фирмы
  8. Зигмунд, сотрудник фирмы
  9. Сибилла, сотрудник фирмы
  10. Зевс, сотрудник фирмы
  11. Завуч школы
  12. Учительница английского языка
  13. Школьный охранник
  14. Кассирша школьной столовой
  15. Учащиеся и педагоги школы.

 

Часть первая.

         Над сценой – фрагмент скошенного потолка. На заднике – окно, обрамленное старым грязным тюлем. Под потолком – старая люстра с множеством отсутствующих подвесок. В комнате не прибрано. За старым письменным столом сидит мужчина неопределенного возраста. Фигура мужчины похожа на грушу: узок в плечах и полон в бедрах. Согбенная фигура и небрежный вид свидетельствуют о том, что он переживает не лучший период своей жизни. Потерявшие форму брюки застегнуты высоко над полной талией, под самой грудью. На столе свернулся старый полосатый кот с крупной головой. Мужчина читает газету с вакансиями.

Мужчина (монотонно). Требуются: водитель, экспедитор, агент по недвижимости, монтажник, менеджер, консультант… Администратор, автомаляр, слесарь-сантехник… бариста… Бариста? (с недоумением). Маркшейдер, дистрибьютор (скорбная гримаса)…

Набирает телефонный номер.

Мужчина. Будьте добры, простите за беспокойство, я по поводу вакансии дистрибьютора…Нет…не имею…не был…не владею… Простите.

За окном возня, стук и  негромкие голоса.

Мужчина. Нет, это никогда не кончится..!

Подбегает к окну, распахивает его и перевешивается так, что видны только его повисшие ноги и полные ягодицы.

Мужчина (кричит в темноту). Немедленно убирайтесь отсюда! Слышите?! Осквернили всю стену! Вы – не художники, вы – хулиганы! (Распрямляясь) Графити, графити! (пожамкав губами). Идите читайте! (Делает правой рукой широкий жест.) Книги ждут вас!

За окном оживление, смех, неразборчивый говор.

Мужчина (Опять свешиваясь из окна так, что видны лишь его ноги): Идите! Вас заждались Пушкин! Тургенев! Толстой!

Голоса за окном становятся все более членораздельными.

Молодой человек за окном (звонким фальцетом). А тебя черви на кладбище заждались!

Мужчина (с пафосом). Вы порочите себя своими речами! Ваши творения – не искусство! Искусство всегда высоко!

Молодой человек за окном (звонким фальцетом). Куда ж выше? Я и так на три метра от земли!

Молодой женский голос. Да пойдемте отсюда. Еще ментов позовет, олень!

Под общий смех компания молодых людей медленно уходит, слышны удаляющиеся голоса.

Мужчина. Олень.

Мужчина отходит от окна и занимает прежнее место за письменным столом.

Мужчина. …Маркшейдер, дистрибьютор, менеджер… (Думает о другом). Нет! (Коту.) Это все равно, что предлагать орехи беззубым!

Мужчина (встает из-за стола, продолжает обращаться к коту). Главная беда в неумении строить межличностные коммуникации. Один не может донести, а другой – впитать! (Пафосно). А как, как донести?!

Отчаявшись, садится за стол, гладит кота по голове.

Мужчина (заинтересованно). Маркетолог, протезист, менеджер. (раздумывая). Менеджер?

Мужчина придвигает домашний телефон и набирает номер.

Мужчина (раскачиваясь от волнения). Прошу покорно простить меня за беспокойство, не будете ли вы так любезны…

Короткие гудки.

Мужчина вздрагивает и удивленно смотрит на трубку телефона.

Мужчина (коту). Разорвалась связь. (Волнуясь). Разорвались межличностные коммуникации.

Набирает телефонный номер повторно.

Мужчина. Примите мои искренние извинения… (С волнением). Да-да, по объявлению…(Вытирает потную руку о старую фланелевую рубашку). Менеджер…Не имею…Не был…не владею… (С потухшим взглядом, разочарованно). Извините за беспо…

Короткие гудки. Не договорив, кладет трубку. Возвращается к списку вакансий.

Мужчина. Работа на дому. Сборка карандашей, выращивание грибов в гараже, мыловарение и свечеплавление. (Смотрит на кота, как будто хочет узнать его мнение). Склеивание конвертов. Сортировка бисера по цветам… Просеивание муки. Странно. Неужели это кому-то нужно? Странно… Нет, на дому, пожалуй, не надо.

Мужчина (вернувшись к газете, трагическим голосом). Грузчик, монолитчик, рекламист, промоутер… Охранник, технолог, бухгалтер… (Отчаянно вскрикнув.) Агент!

Пододвигает телефон, набирает номер.

Мужчина (сделав искусственную улыбку и максимально подняв брови). Добрый вечер, не будете ли вы столь любезны, чтобы дать мне исчерпывающую информацию относительно…

Короткие гудки. Мужчина вздрагивает и удивленно смотрит на трубку телефона.

Мужчина (коту). Не будут любезны. Да! Опять коммуникации. В них-то все и дело!

Тишину сентябрьского вечера пронзает резкий звук телефона.

Мужчина (торопливо). Да, я вас внимательно слушаю!

Неизвестный (молодой голос, нарочито претворяющийся взрослым). Это многоуважаемый Александр Дементьевич?

Мужчина (удивленно-радостно). Он самый! Чем могу служить?

Неизвестный (излишне членораздельно). Сыру не желаете?

Мужчина (оторопело). Нет.

Неизвестный (радостно, не пытаясь придать голосу взрослости). Странно. Крыса, а сыру не желает!

Короткие гудки. Отключились. Мужчина в который раз все с той же мимикой смотрит на трубку телефона.

Мужчина (коту). Так олень или крыса? Разница существенная! (Бросает взгляд в сторону окна, бормочет). Межличностные коммуникации…

Пауза.

Мужчина (продолжает читать газетные объявления, изрядно отчаявшись). «Требуется фантастический гуру, неутомимый бунтарь, разрушающий стереотипы и генерирующий идеи в стиле WOW c испытательным сроком…, обладающий подвижным дерзким умом и завораживающей речью».  (Решительно набирает номер). Здравствуйте! Я по объявлению…Да!.. Могу!.. Завтра в пятнадцать!

Звучит фрагмент песни «I am strong enough» в исполнении певицы Шер, под которую мужчина пытается танцевать.

Затемнение.

  Фрагмент школьного коридора первого этажа. Детские голоса прерываются замечаниями учителей, репликами охранников.

Крупная женщина с халой на голове (обращаясь к торопливо снующим ученикам). Не бегай! Где портфель? (Ловит за руку подростка). Какой у вас урок? (Останавливает восьмиклассницу). Почему в розовых колготах? Что хорошего может быть в розовых колготах?

Восьмиклассница (пожимая плечами, равнодушно). Тело, наверное.

Женщина с халой на голове (с переигранным возмущением). Тело? Я тебе покажу «тело»!

Восьмиклассница. (равнодушно). Не стоит. Показывать. (Идет дальше)

Охранник (важно обращаясь к младшим школьникам). Одежду-в раздевалку, сам-на урок. Одежду – в раздевалку, сама – на урок…(Обращаясь к другому школьнику). Пропуск где? Забыл? А трусы надеть не забыл? Без пропуска не пущу! (Одновременно отвечая беременной мамаше на сносях, пытающейся перешагнуть  через турникет) Куда лезете? Тут вам делать нечего, мамаша, идите откуда пришли. Тут знания дают, а вы куда лезете?

Мамаша (мямлит, оправдываясь). Может, я за ними и лезу.

Охранник. Раньше надо было, теперь-то что. Вход родителям в школу только с разрешения администрации. (В сторону ученика). Одежду – в раздевалку, сам – на урок.

Пристыженная мамаша делает шаг назад.

Охранник (ей же). Только в исключительных случаях.

Мамаша повторяет попытку перешагнуть через турникет.

Охранник (ей же). При наличии документа, удостоверяющего личность.

Мамаша делает шаг назад.

Охранник (школьнице). Одежду – в раздевалку, сама – на урок.

Мамаша, думая, что это ей, опять лезет через турникет.

Охранник (мамаше). Это не вам!

Та возвращается и идет к выходу.

Охранник (ей в спину). А потом показывают: там взорвали, там зарезали, там расстреляли. Только пусти их!... Одежду – в раздевалку, сам – на урок.

К Женщине с халой подходит старенькая учительница со слуховым аппаратом.

Старая учительница (заговорщицки). Зоя Геннадьевна, вчера во вторую смену я стояла возле туалета мальчиков и подслушала очень важную информацию.

Женщина с халой на голове. Улита Сергеевна, может, вы расскажете об этом в обеденный перерыв? Сейчас будет звонок.

Улита Сергеевна. Нет-нет. Дело не терпит отлагательств. Вопрос жизни и смерти.

Женщина с халой на голове (недоверчиво). Так уж и смерти.

Улита Сергеевна. Да. Собственными ушами слышала, как один мальчик говорил другому: «Хайп».  А другой ему что-то неразборчиво. А тот, первый так с чувством: «Хэ Зэ». Это тайный язык, наверное. Как бы школу не взорвали. Вон, в Алупке, ученики устроили поджог в школе.

Женщина с халой на голове. Я разберусь. Идите на урок, Улита Сергеевна. Я обещаю, я разберусь.

    Входит Александр Дементьевич. Быстрыми шагами идет по коридору по направлению к авансцене. За ним спешит молодая женщина. Полудлинные светлые волосы аккуратно уложены крупными локонами. Несмотря на быстрые шаги, фигура женщины сквозит достоинством от осознания собственной привлекательности.

Женщина. Александр Дементьевич! Саша! Подожди!

Александр Дементьевич (резко оборачивается, не скрывая радости). Евгения Борисовна! Доброго утра и… (Смутился, и, глядя в сторону, начал декламировать заготовленное заранее стихотворение). Купается в лучах рассвета солнце, и дарит лучики прекрасного тепла, стучит ладошкой …

Евгения Борисовна (перебивает, невольно морщась). Извини, сейчас лабораторная у девятого класса. Каждому надо выдать амперметры, вольтметры, реостаты. Боюсь, не успею. Ты мне вкратце скажи, что у тебя с работой?

Александр Дементьевич (резко меняя настроение). Ничего конкретно.

Евгения Борисовна (участливо). Звонил?

Александр Дементьевич. Да звонил я. Что толку. Я б уже и в менеджеры пошел, да кто возьмет. А так… Работу на дому смотрел. Там вообще нонсенс.

Евгения Борисовна. Ну почему же. Многие сейчас работают фрилансерами.

Александр Дементьевич (вздрогнул, услышав незнакомое слово). Предлагают такое, что и сказать совестно.

Евгения Борисовна. Ну что? Что?

Александр Дементьевич (с наигранной иронией). Выращивать плесень. Крапить игральные карты. Очищать гречку от плевел.

Евгения Борисовна. Шутишь? Просеевать гречку?

Александр Дементьевич. Вроде того. Был учителем географии, стал гречкосеем.

Евгения Борисовна. (пожав плечами). Но находят же другие. Вон, биолог наша нашла. Ушла из школы, устроилась в частный зоопарк. Ухаживает за енотом-полоскуном. Очень довольна. И друга обрела, и деньги.

Александр Дементьевич (хмурясь). Ну не всем же так везет.

 Раздается звонок на урок.

Евгения Борисовна (срываясь с места). Я побежала!

Александр Дементьевич. (вдогонку). Я кое-что нашел. Потом расскажу. Сегодня собеседование.

Евгения Борисовна. Если что, в обед я в столовой, как всегда.

Александр Дементьевич пронзительно смотрит в след убегающей коллеги.

Крупная женщина с халой на голове (внезапно возникая на его пути, строго). Почему не на уроке? Или вы приходите в класс, как Киркоров, после третьего звонка?

Александр Дементьевич быстрым шагом уходит по коридору.

Охранник (в спину). Одежду – в раздевалку, сам – на урок.

Звучит тема «Хэй, тиче!» из композиции «Стена» в исполнении группы «Пинк Флойд».

Затемнение.

Фрагмент школьной столовой. Оживленно и шумно. Звон посуды, лязг выбираемых ложек. В очереди среди учащихся и учителей лицом к сцене стоят Александр Дементьевич и Евгения Борисовна. Оба держат подносы.

Кассирша (обращаясь к присутствующим). Готовьте мелочь! Что вы мне бумажки суете? Мелочь давайте!

Евгения Борисовна (выбирая взглядом нехитрую столовскую еду). Ну, что ты утром сказал? Нашел все-таки?

Александр Дементьевич. Не знаю. Пригласили на собеседование. Сегодня, в три.

Е.Б. (с тем же ищущим взглядом). Что за работа-то?

А.Д. Да не знаю я. (Что-то ставит на поднос).

Е.Б. Так не бывает. В газете что было написано? (Ставит блюдо.) Вакансия какая?

А.Д. Конкретно ничего об этом написано не было. Там… Я сейчас покажу.

Роется в кармане необъятных брюк и вытаскивает сложенный газетный лист.

Кассирша. Мелочь готовьте!

А.Д. Вот. Я подчеркнул.

Е.Б. «Требуется фантастический гуру, неутомимый бунтарь, разрушающий стереотипы и генерирующий идеи в стиле WOW c испытательным сроком…, обладающий подвижным дерзким умом и завораживающей речью». (Недоверчиво). Точно это объявление?

А.Д. Оно.

Е.Б. Может, не стоит спешить? Подождешь?

А.Д. А чего ждать? Боюсь, в будущем кроме солнца мне одно дерьмо светит. Все идет к тому, что меня вытурят отсюда с волчьим билетом. Когда Гюрза находится со мной в одном помещении, воздух становится спертым от ненависти. Каждую неделю – открытые уроки. А у тебя?

Е.Б. отрицательно качает головой.

Очередь медленно движется к кассе.

Кассирша. Мелочь, мелочь готовим!

А.Д. А у меня каждую. На последнем уроке целая делегация пришла: Гюрза, завуч, делопроизводитель, учительница китайского, учительница пения и физручка со свистком на груди.

Е.Б. Да чего тебе бояться? Они ж в географии, как я в китайском.

А.Д. Не скажи. Я от волнения сказал «георгафия», а в конце урока забыл собрать проверочные контрольные, дети их на радостях домой и унесли. И на некоторых словах заикался. Аддис-Абеба раз пять пытался сказать. Не получалось.

Е.Б. (равнодушно). А где это, Аддис-Абеба?

А.Д. Столица Эфиопии.

Е.Б. (тянется за салатом). Ты сходи на собеседование, Саша. Вдруг, что стоящее. Хотя…

Кассирша. Опять крупная? А мелочь где? Мелочь давайте, мелочь!

А.Д. ( берет тарелку с супом). Схожу.

Е.Б. (берет закусочную тарелочку с нарезанным сыром, спрашивает А.Д.). Сыр будешь?

А.Д. (вздрогнув). Я хоть и крыса, но сыр не ем.

Е.Б. ( смотрит вопросительно).

А.Д. И соленого не люблю, хоть и олень.

Е.Б. ( с жалостью в голосе). Тебе бы отдохнуть, Саша!

В столовую быстрыми шагами решительно входит Крупная женщина с халой на голове. Подходит к Александру Дементьевичу.

Крупная женщина с халой на голове (не скрывая агрессии). Александр Дементьевич! Как я понимаю, пища материальная вас интересует куда больше, чем пища духовная. (Не дождавшись реакции). Сюда вы приходите с завидной регулярностью и без опозданий. (Не дождавшись реакции). Завтра педсовет. (Многозначительно). Нам есть о чем поговорить! (Не дождавшись реакции). Нам есть что вспомнить. Прения я вам обещаю!

Бросив уничижительный взгляд, она решительным шагом, минуя очередь, подходит к расставленным блюдам, ставит на поднос несколько, подходит к кассирше.

Кассирша. Восемьдесят девять рублей.

Крупная женщина с халой на голове. Сейчас постараюсь набрать мелочью.

Кассирша. Не мелочитесь, Зоя Геннадьевна. Сдача найдется.

Е.Б. (у самой кассы). Не грусти, Саша, все образуется. Вот отправлю своих на турбазу на выходные, соберемся, чайку попьем… по коту твоему скучаю.

А.Д. (перебивает, воодушевляясь). И поплачем вместе, как тогда.

Евгения Борисовна (с плохо скрываемой досадой). Да зачем нам плакать, молодым и красивым?

Кассирша (равнодушно стуча по кассе, обращаясь к Евгении Борисовне). Сто сорок три рубля. Готовьте мелочь!

Евгения Борисовна. У меня, кажется, нет. (Роется в сумочке)

Александр Дементьевич (поспешно вытаскивая из кармана полную горсть мелочи). Не ищи, у меня полно!

После чего нечаянно роняет всю мелочь на пол. Звенят монеты.

Звучит отрывок из композиции Пинк Флойд «Money».

Затемнение.

Маленький офисный кабинет с единственным столом и двумя стульями. Стандартная обстановка. За столом сидит молодой офисный работник и разговаривает по телефону. Одет излишне модно. Мужчина имеет дефект дикции, сильно картавит и имеет еще ряд проблем с произношением. Другой рукой он держит китайскую чесалку для головы и делает себе массаж.

Офисный работник (кому-то по телефону)….так ты не поверишь, машина вдребезги, Роман получил четыре раны: две смертельные, две, к счастью, нет.

Робкий стук в дверь.

Офисный работник (не отрываясь от телефона). Входите!

Александр Дементьевич (густо краснея). Разрешите войти?

Офисный работник. Уже! (Отключая телефон и откладывая в сторону чесалку).

А.Д. Извините, не понял?

Офисный работник. Говорю, уже вошли!

А.Д. Простите!

Офисный работник. Давайте знакомиться. Я – Павел. А вы?

А.Д. Меня зовут Александр Дементьевич. У меня несколько необычное отчество. (С неловкостью в голосе). Некоторые путают, называя кто -Демьяновичем, кто – Дмитриевичем. Но затем привыкают.

Павел. Это ни к чему.

А.Д. Извините?

Павел. Ни к чему, говорю. Здесь вам дадут другое имя.

А.Д. (недоверчиво). Другое? А зачем?

Павел. Присаживайтесь. Дело в том, что наша компания оказывает не совсем обычные, но очень нужные населению услуги. Вот, обратимся к статистике. Вы знаете, что говорят цифры? А они нам говорят, что счастливыми себя считают лишь полтора процента населения нашей страны. Вдумайтесь! Полтора!

А.Д. Никогда бы не подумал. Надо же.

Павел (с места – в карьер). А вы, вы сами, причисляете себя к этому проценту счастливчиков?

А.Д. Скорее нет, чем да.

Павел. То-то и оно. Так надо же что-то делать! Должен же быть кто-то, кто бы смог изменить ситуацию, сократив часть несчастливцев и увеличив противоположную категорию граждан.

А.Д. Возможно ли?

Павел (уверенно). Ничего невозможного нет! Наша компания как раз этим и занимается.

А.Д. Извините, я не совсем понял. Простите, как будет называться моя потенциальная должность?

Павел (дерзко). Сеятель счастья. Кстати, вы в данный момент работаете?

А.Д. Пока да, но…

Павел. Кем?

А.Д. Я учитель. Географии.

Павел. Сеете разумное, доброе, вечное? С завтрашнего дня вы будете сеять счастье.

А.Д (обескураженно). А как?

Павел. Вот это уже разговор. Пока, во время испытательного срока, вы будете сеять его за пять процентов от прибыли. После испытательного - за десять.

А.Д. (с крайней степенью удивления). То есть?

Павел. Родной вы мой, лучше синица в руках, чем журавль в небе. Соглашайтесь. Работа не пыльная. А сколько позитива! Осознание того, что вы несете счастье в массы, внесет гармонию в вашу жизнь и принесет счастье и вам. Да, пока барыш не велик. Но, поймите, я несу огромные расходы: содержание офиса, заработные платы, налоги, тренинги, звуковое оформление… Да что там говорить! Пойдемте со мной, все сами увидите.

Павел ведет Александра Дементьевича в смежную комнату. Она так же мала. По периметру за столами лицом к центру сидят пять человек разного пола и возраста.

Павел (обращаясь к сотрудникам). Минуточку внимания! Представляю вам нашего нового сотрудника. (Выдержав паузу). Титан!

Александр Дементьевич (вздрогнув от неожиданности, шокированный происходящим, робко). Добрый день!

Павел. С радостью представляю ваших коллег. Белита (с места полупривстала полная бедрастая женщина с усталым дебелым лицом). Зигмунд (из-за стола приподнимается и подает руку молодой парень, по виду студент, худой и суетливый). Сибилла (в глаза Александру Дементьевичу безразлично смотрит хмурая блондинка средних лет). Илларион (слабую руку Александра Дементьевича обхватывает своими костлявыми старик с рачьими, на выкате, глазами). Зевс (мужчина с тяжелым взглядом, вероятно, ранее неоднократно судимый,  недоброжелательно смотрит на Александра Дементьевича, причем руки в наколках не подает). Геката в декрете, но через несколько месяцев обязательно вернется в наши ряды. У нас дружная, сплоченная команда. Скоро вы сами в этом убедитесь.

Александр Дементьевич (шепотом). Приятно было познакомиться!

Раздается мелодичный звонок. Сибилла надевает наушники с микрофоном.

Сибилла (томно). Я так ждала вашего звонка. Мне ночью приснилось, что мне позвонит мужчина и я помогу ему стать счастливым. Ваше имя? Угу. Кем работаете? Слесарь чего? Угу. Как долго не выплачивают? Семь месяцев? Надо уходить. Слушайте меня. Надо уходить. (Усиленно тычет мышкой в экран). Не надо паниковать. Вы сегодня сделали три правильных шага: позвонили мне, решились на увольнение и подготовились впустить в свою жизнь счастье. Это ли не радость?! Слушайте и повторяйте. «Чуть поведу я бедрами – несут мне деньги ведрами». Хорошо. «От денег я отбиться не могу». Это аффирмация. Повторяйте восемь раз в день. Увольняйтесь, ищите новую работу и погружайтесь в лоно счастья. Всего доброго.

Павел (одобрительно кивает Сибилле, затем, обращаясь к А.Д.). Как-то так. А теперь детали. Прошу! (Широким жестом приглашает обратно в свой кабинет).

Александр Дементьевич. Каковы будет мои должностные обязанности?

 Павел. Предельно конкретны и просты. На ваш телефон поступает звонок. К вам обращается один из девяноста восьми с половиной процентов несчастных людей. Он звонит, чтобы обрести счастье. В течение нескольких минут вы делаете быструю диагностику, этому вы легко научитесь на наших тренингах, после чего вам следует воспользоваться подходящими тезисами… (Берет в руки несвежие листы в мятых потертых прозрачных файликах с распечатанным текстом). Вот тезисы по случаю душевного равновесия, а вот – для решения семейных проблем, вот эти – чтобы принять скандальных соседей такими, какие они есть, эти – для тех, против кого дружат на работе. Вот тут и тут – для обманутых дольщиков, оставшихся на улице без жилья. На голубой бумаге – это отдельная категория, потом объясню. А вот эти, на картонке, для потерявших веру в себя творческих личностей. Самая сложная категория, я вам скажу. Ну, вы быстро научитесь ориентироваться в них. А это (махнув рукой в сторону скромного монитора) наше звуковое сопровождение. По ходу общения вам надлежит выбрать то, что особенно расположит клиента на пути к счастью. Может, это будет чириканье птичек, мурлыканье кота, шум морского прибоя или дождя. А может звон падающих монет или счастливый стон. Выбор за вами. Так сказать, в зависимости от ситуации. В общих чертах понятно?

Александр Дементьевич (под впечатлением увиденного). В общих – да.

Павел. Надеюсь, вы не разочарованы ни условиями работы, ни коллективом. Как я уже сказал, атмосфера у нас доброжелательная, никаких ссор, склок, разборок. Все корректно и по Уставу.

Александр Дементьевич. По Уставу? Прям как в армии.

Павел. А мы и есть армия. Армия спасения душ! Мы несем людям счастье, радость. После обращения к нам, люди обретают смысл жизни, избавляются от комплексов, обретают способность радоваться, не имея на то видимых причин.

Александр Дементьевич. Извините меня, конечно, но хочу задать вам один вопрос.

Павел (решительно). Ну, так задавайте!

Александр Дементьевич. И часто люди обращаются за такой, с позволения сказать, необычной услугой? Насколько она, извините, востребована?

Павел. Люблю хорошие вопросы. Представьте, да, весьма часто! Расценки у нас не высоки. Мы не хапуги. Один клиент – одна тысяча рублей. Согласитесь, это доступная цена. Что ж до рекламы нашего дела, то это полностью на мне. Газеты, буклеты, бегущая строка на телевидении, интернет… Так сказать, постоянно ищу новые каналы сбыта нашего продукта. Тренинги провожу с сотрудниками постоянно.

Александр Дементьевич (с любопытством). Тренинги?

Павел. А как же! Чтобы не расслаблялись. Каждое утро перед началом работы мы читаем определенные мантры, которые настраивают людей на работу. Но это вы узнаете немного позже. Так что вы решили? Устраивает работа?

Александр Дементьевич. А можно подумать?

Павел (задорно). Индюк вот тоже думал, думал, да в суп попал. Слыхали?

Александр Дементьевич (вздыхая). Слыхал.

Павел. Хорошо. Давайте сделаем так: завтра вы придете в наш офис и посмотрите, как работают ваши коллеги, наберетесь опыта, вникните, возможно, что-то захотите добавить от себя. Это же искусство! Искусство делать людей счастливыми!

Александр Дементьевич. Завтра у меня педсовет. После него меня уволят. А в понедельник – к вам. Можно?

Павел (вставая и протягивая руку). Решено!

Звучит музыка в исполнении Сэм Браун «Stop».

Затемнение.

Фрагмент большой школьной аудитории. Перед педагогическим коллективом выступает Крупная женщина с халой, она же директор. Перед ней смирно сидит  скучающая группа учителей. Кто-то украдкой играет на телефоне, кто-то мирно дремлет. В последнем ряду внимательно слушают выступление директора Евгения Борисовна и Александр Дементьевич.

Директор (пафосно). …так что требования к современной школе в настоящее время в высшей степени высоки. Именно на учителях лежит ответственность за качественное образование, духовное развитие ребят, воспитание и подготовку к взрослой жизни.

Голос с места. Лежит.

Директор пристально оглядывает аудиторию.

Директор (трагическим шепотом). А теперь перейдем к заключительной части нашего собрания. Я не покривлю душой (с горькой улыбкой), если назову ее неприятной (красноречивый взгляд в сторону последнего ряда).

Учителя оживляются. Кто-то выключает телефон, кто-то приоткрывает глаза.

Учительница английского (соседке вполголоса). Ничто так не бодрит, как чужие грехи и чужой блуд.

Директор (подавшись вперед, громко). Педагог! Это звучит гордо! Как вы считаете,  почему в школах не хватает педагогов?

Голос с места. Мало платят!

Второй голос с места. Точно, нищенская зарплата!

Директор (не замечая реплики). Педагогов не хватает потому, что лишь лучшие из лучших имеют честь с гордостью носить звание учителя! Не каждому дано право стать педагогом! Не каждый имеет честь переступить священный школьный порог!

Присутствующие откровенно теряют интерес к происходящему. Кто-то снова погружается в телефонную игру, кто-то – в дремоту, кто-то с интересом рассматривает ногти.

Директор (с нарастающим пафосом). И в это время, когда в нашей стране произошло столько свершений, когда страна покрывается сетью дорог, а через моря перекидываются мосты, один из наших коллег совершает поступки, несовместимые с гордым званием педагога!

Присутствующие опять откладывают телефоны, кто-то пробуждается от дремы.

Директор. Александр Дементьевич, речь пойдет о вас! Нареканий к вашей персоне так много, что, боюсь, вопрос идет об увольнении за поступки, несовместимые с педагогической деятельностью. Во-первых, опоздания. Это же преступление, когда весь класс сидит в ожидании учителя.

Александр Дементьевич (вставая). Извините, живу далеко, я же предупреждал при устройстве на работу, но Вы говорили, что……

Директор (махнув рукой, чтобы тот замолчал). Этому нет оправдания! Во-вторых, оценки в электронный дневник выставляются с большим опозданием.

Александр Дементьевич. Простите, но я даю возможность ученикам исправиться,  улучшить свой результат, приглашаю на консультации, факультативы, где даю повторные контрольные. Жду до последнего, когда ребята сделают, наконец, контурные карты.

Директор. Вот видите, вы сами сознались в подлоге! Да-да, в подлоге! Зачем давать детям лазейки. Вы должны воспитывать ответственность. В-третьих, я просила вас силами пятого класса прополоть клумбу возле центрального входа. Мало того, что неделю пришлось ждать. Так вы еще совершили диверсию! Вместо того, чтобы искоренить сорняки, вы вместе с детьми вырвали оттуда все хосты, оставив лишь в центре репейник. И это в то время, когда по всей стране происходит небывалый экономический подъем, когда строятся мосты и дороги, а чемпионат по футболу заставил земной шар содрогнуться! (Поспешно). В хорошем смысле этого слова.

Александр Дементьевич (грустно). Это большая неприятность. Я действительно плохо разбираюсь в растениях. Мне показалось…

Директор. Ах, оставьте! Уверена, это было сделано умышленно. Как умышленно же было выставлено на обозрение детей панно с голыми мужчинами.

Александр Дементьевич (запальчиво). Вздор!

Директор (войдя в раж). Нет, не вздор! Я сама присутствовала на уроке, когда на школьной доске висело панно с голыми темнокожими мужчинами.

Александр Дементьевич (с облегчением). Так то были маори! Маори, аборигены Новой Зеландии!

Директор. Это не важно. Важно то, что учитель предложил детям рассматривать картину порнографического содержания. (Понижая голос). А ведь в классе были девочки! Вы  единственный мужчина в нашей школе. Мы возлагали на вас большие надежды. А вы не оправдали наших надежд. Более того, вы подвели школу под статью!

С места встает женщина (завуч). Рвется выступить.

Завуч. Я полностью поддерживаю нашу уважаемую Зою Геннадьевну. С этим надо что-то делать. Я считаю, нам надо прополоть наши ряды, чтобы избавиться от сорных трав. Надо очистить зерна от плевел! Необходимо изгнать из наших рядов недостойных носить гордое звание педагога! (В сторону рвущейся высказаться старой учительницы). Ну что, что вы  хотите сказать, Улита Сергеевна?

С места подымается очень старая учительница со слуховым аппаратом в ухе.

Старая учительница. А вот в Пензе десятиклассница выбросилась из окна от неразделенной любви к учителю. Вы только подумайте! Выбросилась из окна! Я сама, своими собственными ушами слышала об этом по радио.

Директор (с нескрываемым сарказмом оглядывает фигуру Александра Дементьевича). Ну это нам, к счастью, не грозит.

Голос с места. Так то в Пензе!

Старая учительница (поучительно). И хотя Пенза гораздо дальше Владивостока, мы должны учиться на чужих ошибках, дабы не совершать свои.

Кто-то из присутствующих (тихонько поет). Ах ты Пенза моя, Распензятина…

Старая учительница. А вот еще в передаче Малахова показывали. В Саранске, слыхали?

Учительница английского (вполголоса): «Однажды в городе Саранске покрасили пивной ларек, и больше никаких событий в нем не случалось никогда».

Старая учительница: Не правда! Случалось! Неужели не слыхали: в Саранске четыре школьницы одновременно родили от учителя труда.

Голос с места. Трудовые будни учителя труда.

Старая учительница. Так он даже не нашел в себе смелости сознаться! Как Малахов его ни урезонивал, как ни заставлял, тот все отпирался и твердил: «Это не я, это не я. Я только полгода назад в школу устроился». Вот наглец!

Кто-то (вполголоса). Мудрость не всегда приходит с возрастом. Бывает, возраст приходит один.

Завуч (сердито). Не пойму, откуда идет чревовещание? Уймитесь немедленно!

Директор (обращаясь к старой учительнице). Улита Сергеевна, об этом мы поговорим как-нибудь в другой раз. На сегодняшний день есть более актуальные темы, чем отряд беременных школьниц. Дело в том, что Александр Дементьевич, из личных неприязненных отношений к нашей школе чуть не лишил ее единственного потенциального медалиста!

Завуч (трагичным голосом). Да, это так!

Директор. Минтай Какаулин – наша гордость, надежда, наше все! Единственный одиннадцатиклассник, у которого есть все шансы получить золотую медаль. Так нет же! Александр Дементьевич умышленно занижает мальчику оценку!

А.Д. Но позвольте, ученик категорически игнорирует мой предмет. Хамит. Ничего не учит.

Завуч. Да что там учить? Знает, что Альпы и Кордильеры – в Америке, и довольно с него! Все равно он пойдет по стопам отца, станет депутатом, и ваша география ему нисколько не нужна. Вы прекрасно знаете, что Минтай Какаулин – наша гордость, наше все, но без зазрения совести ставите ему «четыре».

А.Д. Да, я подарил ему «четыре», хотя он, как и вы, переселил Альпы – в Америку.

Завуч (обращаясь к Александру Дементьевичу). Я не хочу продолжать спор. Как вы понимаете, ситуация критическая. Так что вы решили?

Александр Дементьевич. Чего вы от меня хотите? Каких признаний? Чтобы я, как тот учитель из Саранска, признал четырех незаконнорожденных детишек? Какого решения ждете? Я не пойму. Считаете, что я не достоин быть учителем – увольняйте. Или вы хотите, чтобы я, как та десятиклассница из Пензы, вышел из окна?

Александр Дементьевич решительно покидает собрание. Евгения Борисовна спешит следом.

Евгения Борисовна (Оборачиваясь и обращаясь ко всем). Устроили судилище! Ваше ханжеское заламывание рук постыдно и неуместно!

Музыкальное сопровождение “Wind of change» в исполнении группы Scorpions.

Затемнение.

Кабинет физики. Приглушенный свет. На полках шкафов физические приборы, среди которых выделяется динамо машина. В центре – А.Д и Е.Б.

Е.Б. Саша, это просто надо переждать. Все образуется, вот увидишь. Где они среди учебного года найдут географа? Да нигде!

А.Д. Дело не в этом. Ты видела, как они накинулись на меня, как стая бродячих псов? Ведь я никому ничего не сделал плохого. Да, опоздания были. Но ведь я потому и не хотел сюда устраиваться, сама знаешь, где я живу. Тогда они говорили, «ну, опоздаете, ничего страшного в этом нет», уговаривали. «Детишки посидят в классе, повторят урок.» А теперь…Прямо как в Библии: «распни его, распни!»

Е.Б. Я и сама не ожидала. И клумба эта. И плакат с аборигенами. И дико мне…

Александр Дементьевич срывается с места и обнимает Евгению Борисовну. Та резко вырывается и, ошалев, смотрит на него.

Е.Б. Что с тобой, Саша?

А.Д. (с недоумением). Ты же сама сказала «иди ко мне»!

Е.Б. Да нет же, ты недослушал. Я хотела сказать: и дико мне, и странно!

А.Д. (уничтоженный). Ах, вот оно что! Прости. Я не хотел тебя обидеть.

Е.Б. И дико мне, и странно, ведь они так зазывали тебя в школу. Уговаривали. И зачем теперь вся эта травля? Просто дичь!

А.Д. (обхватив склоненную голову руками). «К предательству таинственная страсть…»

Е.Б. Это все неправильные межличностные коммуникации.

А.Д. Вот и я говорю, что в них все дело.

Е.Б. Ну, немного полегче? Как себя чувствуешь?

А.Д. Честно? Как будто сердце укусили.

Гнусный голос учительницы английского из-за двери: Не то, чтоб я вас не хотела, мне просто жирного нельзя.

Звучит музыкальное сопровождение композиция “Плач ветра» в исполнении Эннио Морриконе.

Часть вторая.

Знакомая комната в офисе. По кругу стоят пятеро сотрудников, в центре-  Павел.

Все (с умным видом). Тыр-тыр, пу-ле-мет (сжатые кулаки выставляют вперед). Вы-ше кры-ши са-мо-лет (вращают прямыми руками, изображая самолет). Бац! Ар-тил-ле-ри-я (удар с размаху кулаком по собственной ладони)! Ска-чет ка-ва-ле-ри-я ( прыгают с высоким подыманием бедра и размахивая воображаемой шашкой)!

Павел (запыхавшись, обращаясь к стоящему в стороне Александру Дементьевичу). Присоединяйтесь к нам. Давайте-давайте!

Александр Дементьевич робко становится в круг.

Павел. Сегодня я лучше, чем вчера, потому что я, наконец, почистил зубы.

Белита. Сегодня я лучше, чем вчера, потому что не плюнула в лицо соседке.

Зигмунд. Сегодня я лучше, чем вчера, потому что поменял носки.

Сибилла. Сегодня я лучше, чем вчера, потому что ослепительно красива.

Зевс. Сегодня я лучше, чем вчера, потому что трезв.

Илларион. Сегодня я лучше, чем вчера, потому что я – избранник мироздания.

Александр Дементьевич. Сегодня  я лучше, чем вчера, потому что решился.

Павел (довольно хлопая в ладоши). Никто не знает, что я – скромный.
Белита. Никто не знает, что я не плачу кредит.

Зигмунд. Никто не знает, что я голодный.

Сибилла. Никто не знает, что я одинока.

Зевс. Никто не знает, что я готов скрасить одиночество Сибиллы.

Илларион. Никто не знает, что я часто писаюсь.

А.Д. Никто не знает, что я – крыса и олень.

Сотрудники с трудом скрывают молчаливое удивление.

Павел. И, наконец, «Девочка, дракон и самурай». Девочка!

Участники застенчиво переминаются с ноги на ногу, делая вид, что они держатся за края платьица, и издают звуки «Ля-ля-ля».

Павел. Дракон!

Все поднимают руки вверх, и, растопырив пальцы, произносят угрожающий звук «Р-р-р-р».

Павел. Самурай!

Все встают в боевую стойку, размахивают воображаемыми саблями и кричат «А-а-а!»

Павел (удовлетворенно). Всем спасибо. Прошу по рабочим местам.

Павел ведет А.Д. к свободному письменному столу, приобняв его за широкую талию.

Павел. Вот ваше рабочее место. А вот – инструменты: наушники с микрофоном, папка с тезисами, звуковое оформление, ну и все. Остальное – ваша креативность и способность генерировать идеи в стиле WOW, как было написано мною в объявлении. Приступайте. В добрый путь,

Александр Дементьевич начинает артачиться, упирается, чтобы его не усадили за стол.

Павел. Ну, как же так? Что за ложная стыдливость?

А.Д. Не в этом дело. Можно, я, так сказать, наберусь практики. Понаблюдаю, как работают другие.

Павел. В общем, можно. Но помните, у каждого свой стиль, свой метод, свой подход. Скопировать работу другого сотрудника невозможно. Хотя что-то полезное – отчего же не взять? Зигмунд, вы готовы ознакомить нашего нового сотрудника с практической стороной дела?

Зигмунд (с готовностью). Конечно.

Павел. Ну так подсаживайтесь к Зигмунду и впитывайте, впитывайте!

Павел садится за стол А.Д. После некоторой паузы раздается звонок и Зигмунд берет трубку.

Зигмунд (проникновенно). Вы попали как раз по адресу. Я вас внимательно слушаю. (Пауза, во время которой Зигмунд судорожно выбирает на компьютере какие-то файлы.) Сейчас я решу все ваши проблемы. Я вдохну в вашу душу счастье и вы почувствуется, как оно волнообразно будет проникать в каждую вашу клеточку. Простите, кем вы работаете? Крановщица башенного крана. Очень хорошо. (Подключает что-то к микрофону, вероятно, звуковое сопровождение). (Говорит нараспев). Конечно, дети – это прекрасно. Но есть на нашей планеты миллиарды бездетных людей, которые гораздо счастливее иных. Вот взять, к примеру, меня. Я – абсолютно счастливый человек, однако, у моего деда не было детей, не было детей и у моего отца, уверен, не будет детей и у меня. (Пауза). Вы слышите, слышите? Нет же, это скулит маленький щенок. Он так же одинок и ждет, когда вы пригреете его. Благодарный и верный, в отличие от выросших детей, он наполнит вашу душу счастьем и заставит посмотреть на жизнь по-новому. А теперь повторяйте за мной аффирмации. «Раз ромашка, два ромашка - счастье прыгает в кармашки!» Еще раз. А теперь такое: «Вселенная любит меня».

 (После небольшой паузы). Скажите, вы почувствовали, как счастье потоком полилось к вам? Очень хорошо! Будьте готовы, что с этого момента потоки радости, счастья и изобилия будут настолько сильны, что вы должны быть очень сильной, чтобы вобрать это. Всего хорошего. Счастья вам!

Зигмунд снимает наушники с микрофоном.

Павел (недовольно). Скомкал, конечно. Выложился не до конца. Куда торопился? Опять проблема с проникновенными интонациями! Столько тренингов по этому поводу провел!

Зигмунд. Да она и так была довольна!

Павел. Этого мало. Надо, чтобы довольны были все: и она, и вы, и я, и вон, Титан.

Новое имя заставляет Александра Дементьевича вздрогнуть.

А.Д. (озадаченно). Работа не простая. Видите ли, я пока не готов вот так, сразу. Мне надо подготовиться, подумать… Это требует…

С этими словами он быстро выходит из кабинета. Павел и все остальные с недоумением смотрят ему в след.

Звучит фрагмент музыки «Волшебный полет» в исполнении группы «Спейс».

Затемнение.

Зоопарк. Александр Дементьевич в хорошем настроении прогуливается по зоопарку, подходит к клеткам с животными. Останавливается возле вольера с енотами-полоскунами. В вольере возится немолодая полная женщина и ласково разговаривает с самым крупным енотом.

В.С. (обращаясь к еноту). И что ты думаешь? Чтобы получить справку на льготу, мне нужно взять еще три, чтобы доказать, что эта льгота мне действительно положена. Во-во, и я так же сперва подумала. Ничего, Еноша, похожу и получу.

А.Д. ( с улыбкой). Доброго дня, Виолетта Семеновна! Не ждали?

В.С. Ой, Саша! Здравствуйте! Вот не ожидала! Полюбоваться на животных или по другому поводу?

А.Д. И с животными пообщаться, и с Вами.

В.С. (еноту). Ладно, Еноша, потом расскажу. А ты пока подумай, как мы поступим: возьмем деньгами или лекарствами.

А.Д.  Евгения Борисовна мне говорила, что вы довольны переменами.

В.С. И не говорите! Ни в какое сравнение со школой. Иду сюда, как на праздник. Хозяин зоопарка – святой человек. Видите, какие условия животным создал?! Многие люди в худших живут. Смотрю, и душа за них, несчастных, радуется. Это ж все травмированные, увечные, они в дикой природе и не выживут.

А.Д. Школу вспоминаете?

В.С. А что ее вспоминать? Мизерную зарплату? Постоянные унижения на собраниях? Детей, от которых ежедневно слышала дерзость и непотребство. Неблагодарность. Нет уж, увольте. Как поется в «Марсельезе»,

«Отречёмся от старого мира,

Отряхнём его прах с наших ног!» (решительно поет).

А.Д. А в вашем бывшем кабинете, наконец-то, проектор с экраном установили.

В.С. (стараясь скрыть грусть в голосе). А мы вот с Еношей к осени жир нагуляли. Да, Еноша? Каждый день с ним общаемся. Такие глубины в нем открываю! Такие тайны мироздания!

А.Д. ( с неловкостью). Очень рад за Вас. Очень.

В.С. У нас тут с вакансиями не очень. Зарплата достойная, все держатся за места. Но у меня с хозяином теплые отношения, он тоже очень любит енотов-полоскунов, часто ко мне в вольер захаживает. Еноше кешью приносит. Вон как разжирел от этих орехов! Может, слово за вас замолвить? Вы все ж географ.

А.Д. (растерянно). Пока не надо. Я подумаю. Пока не надо.

В.С. Орехов хотите? Еноша не жадный, поделится. Да, Еноша?

А.Д. Нет-нет, спасибо, недавно поел.

В.С. Как дела у Евгении Борисовны? Как детки?

А.Д. Все хорошо. Не жалуется.

В.С. А что жаловаться, с таким мужем – как у Христа за пазухой.

А.Д. Это так.

В.С. Да и Вам бы, Саша, жениться. Вон, и у Еноши жена есть, такая красавица! Бедра полные, плечики узкие! А хвост! И умница такая! Все плещется в своем корытце, полощет все, что под руку попадется. Такая хозяйственная!

А.Д. Боюсь, мне так не повезет, как ему.

В.С. Но надо пытаться! Вы еще сравнительно молодой человек. Тяжело на свете одному.

А.Д. (не удержавшись). Но Вы ведь тоже одна, но нисколько не горюете об этом.

В.С. Не скажите, Саша. Раньше очень одиноко было. Поговорить не с кем, посоветоваться. А теперь вот мы с Еношей такие проблемы решаем! Что б я без него делала!

А.Д. Понятно… Ну, я пойду?

В.С. Заходите, буду рада. (Кричит вдогонку). Проектор они быстро разломают. А экран – порвут!

       Звучит композиция Lose yourself в исполнение певца Eminem.

Затемнение.

Школьное фойе. Александр Дементьевич рассматривает расписание. Подходит Евгения Борисовна.

Е.Б. (обеспокоенно). Ты как?

А.Д. Нормально. Знаешь, все что случается, все к лучшему.

Е.Б. То есть?

А.Д. Как будто в инкубаторе жил все эти годы, а теперь вот посмотрел, что в мире делается.

Е.Б. Ты про работу? Да, теперь трудно найти что-нибудь подходящее.

А.Д. Про работу, и не только. Вчера в зоопарк ходил, с Виолеттой встречался.

Е.Б. (с интересом). Ну, как она? У нее тик на глазу прошел. Заметил?

А.Д. С глаза прошел. В мозг перекинулся.

Е.Б. Ты несправедлив, Саша. Человек, наконец, обрел покой. Нашел себя. Разрубил узел одиночества.

А.Д. Ты про енота-полоскуна? Если про него, то однозначно разрубил.

Е.Б. (подозрительно). Ты зол, Саша.

А.Д. Нет, я не зол. Я воинственен. Чувствую себя, как Пересвет перед поединком с Челубеем.

Е.Б. Это когда Битва под Полтавой?.

А.Д. Почти. Только на триста лет раньше. Пойду, пока есть кураж. Пойду, меня ждут великие подвиги! За обедом встретимся!

А.Д. быстрыми шагами уходит вглубь коридора. Ему во след непонимающе смотрит Евгения Борисовна.

Звучит начало композиции Rammstein – Sonne.

Затемнение.

Кабинет директора школы. За массивным столом сидит насупленная женщина с халой на голове и что-то пишет. В дверь стучат. Женщина не отрывается от работы и игнорирует стук. Дверь решительно распахивается. В кабинет входит Александр Дементьевич.

А.Д. «Чуть свет уж на ногах! и я у ваших ног. Ну поцелуйте же, не ждали? говорите!» (Улыбается).

Директор (оторопев). Александр Дементьевич, вы в своем уме?

А.Д. Да, в своем. Потому и приветствую Вас словами бессмертного Грибоедова.

Директор. Зачем Вы пришли?

А.Д. Я принес Вам свое решение, которого Вы так настойчиво добивались на собрании.

Директор. И?

А.Д. Я остаюсь (сказано, как остаюссс).

Директор. Вы хорошо обдумали?

А.Д. Разумеется. Если Вы не согласны, то у вас есть право официально его обжаловать.

Директор. В таком случае я бы попросила Вас изменить свое отношение к работе.

А.Д. Каким образом? Подрисовать трусы аборигенам? Согласиться с Какаулиным, что существует глобус Владивостока? Или вместо супа питаться стихами Бальмонта?

Директор. Вы в своем уме?

А.Д. Да, хотя оставаться таковым в этом заведении непросто.

Директор. Александр Дементьевич, вы странный, больной человек. Вы оторваны от социума. За три года работы в школе Вы так и не влились в ее дружный коллектив. Вы не пользуетесь раздевалкой для учителей, учительским туалетом. Да, я никогда не видела Вас там! Вы…Вы несостоявшийся в жизни неудачник. Не имеете ни семьи, ни детей. Живете с котом…

А.Д. Зоя Геннадьевна, представьте себе, что жизнь тем и прекрасна, что все мы так не похожи друг на друга. Одновременно на Земле живут и многодетная мать, и бобыль, и неутомимый оратор, и патологический молчун, и яркий общественный деятель, и отшельник. Вы не знали? Живут! И каждый заслуживает счастье.

Директор. Живут. А имеют ли на это право?

А.Д. Не нам с вами раздавать на это права. Поверьте, есть на это лицо уполномоченное. А с Вами давайте уговоримся, что есть вещи глубоко личные, которые никого не касаются. Мой кот так же не касается Вас, как  меня – Ваша хала на голове. Не будем же посвящать друг друга и в туалетные дела. Тем более, не будем подглядывать, кто из нас в какой туалет пошел.

Директор (с пафосом). Вы ступили на тернистый путь войны, Александр Дементьевич. Мне жаль Вас. Вы – никудышний мятежник.

А.Д. Иначе не могу, - чешежопица. Болеть буду, если не выскажусь.

Директор. Я так и поняла. Рано или поздно, но Вам придется покинуть школу. Куда пойдете?

А.Д. Пойду открывать неизведанные земли. Я же географ. Сколько географических открытий ждут меня впереди!

Директор (ехидно). А кота куда денете?

А.Д. Возьму с собой. Будет советы давать. Не глупее енота.

Директор (с надеждой в голосе). Может, вы падали в последнее время? Было такое, что ударялись?

А.Д. Да, коленом.

Директор укоризненно качает головой.

А.Д. (разворачивая плакат с голыми аборигенами). А это – Вам. Небольшой презент. Специально заказал копию. Я не мог не сделать этого, ведь он произвел на Вас такое неизгладимое впечатление. Пусть украсит Ваш кабинет.

Александр Дементьевич выходит из кабинета директора. В коридоре сталкивается с Улитой Сергеевной.

У.С. (трагическим голосом). Как жить? Как жить? На двери актового зала нацарапано неприличное слово.

А.Д. Опять в Пензе? В Саранске?

У.С. Да нет же! У нас. Во Владивостоке. В школе. Что делать? Я вас спрашиваю: что делать?

А.Д. Не читать, наверное. Ну, или закрасить. А какое слово-то?

У.С. Ну что Вы! Как можно!

А.Д. Ну хоть на какую букву?

У.С. На «эн».

А.Д. Не знаю такого. Надо будет сходить в актовый зал и посмотреть.

У.С. Звонок!

А.Д. Улита Сергеевна, уходим по одному. (Подмигивает). Если что, мы – геологи.

             

Затемнение.

Знакомый кабинет физики. В нем Александр Дементьевич и Евгения Борисовна.

Е.Б. Ты знаешь, хорошо, что ты ей все сказал. Ты не только за себя постоял. Ты за всех нас заступился: за меня, за Виолетту, да за всех! Сколько она крови нашей выпила!

А.Д. Успех сомнительный, по правде сказать. Изменится ли что-нибудь? И к лучшему ли? Не знаю. Посмотрим.

Е.Б. Напрасно ты ей плакат подарил. Как-то несерьезно. Фарс, что ли.

А.Д. А ханжеские стенания на собраниях – это не фарс?

Е.Б. Тоже верно. Значит, остаешься в школе?

А.Д. Да. Буду заниматься своим делом. Буду учить детей географии. И всему, что знаю сам. Завтра клумбу засеем. Короче, планы грандиозные.

Е.Б. Ты как географом стал? Никогда тебя не спрашивала.

А.Д. В детстве часто болел. Был необщительным ребенком, друзей практически не было. Зато был огромный внутренний мир, в котором я был и героем, и заступником слабых, и любимцем красавиц. Понимаешь, да? А еще в моей комнате на стене висела огромная карта, которую отец, обив рейками, повесил, чтобы я имел представление о мире.

Е.Б. И ты мысленно путешествовал по этой карте.

А.Д. Ну да. Одно китайское изречение гласит: «Есть те, кто путешествуют, не покидая дома, и те, кто, путешествуя, не оставляют дом». Я был из первых.

Е.Б. Как Жюль Верн.

А.Д. Только ничего не написал.

Е.Б. Еще успеешь.

Учительница английского из-за двери (гнусным голосом): «Ты все ж остался! Я так рада! А почему уехал цирк?»

А.Д. А ты, как ты пришла к преподаванию физики? Всегда была такой уверенной в себе, сильной?

Е.Б. О чем ты. Рохля рохлей.  Каждый выход к доске, как путь на плаху. Учителя часто переспрашивали: «Что-что ты там прошелестела?»

А.Д. Никогда бы не подумал.

Е.Б. Да и сейчас так хочется быть слабой женщиной, но, как назло, то кони скачут, то избы горят…

А.Д. У каждого из нас был свой путь в школу.

Е.Б. Не поверишь, вот я «Учитель Года», квалификацию имею высшую. Но ведь это никогда не было моим призванием изначально.

А.Д. Трудно поверить.

Е.Б. Помню свой первый год работы в школе. Ад! И шумели, и издевались. И с начальством все было не просто. А потом сказала себе: Все! Хватит! Теперь не я, а вы будете играть по моим правилам. И получилось.

А.Д. А я так не могу.

Е.Б. Третьего, Саша, не дано.

                                                     Пауза.

А.Д. Знаешь, в школе сейчас много людей случайных. У каждого из них свои причины прийти и осесть в школе. Пусть я странный, не очень открытый и не пользуюсь учительским клозетом, что выводит из себя наше начальство, но скажу честно: я не случайный человек в школе. Я очень хорошо знаю и люблю свой предмет. Я люблю и, в некотором смысле, жалею детей, потому что сам был не очень счастливым ребенком.

Е.Б. Зачем же тогда затеял все это с поиском работы?

А.Д. Нет сил. Веришь? Просто нет сил. «Служить бы рад – прислуживаться тошно».

Е.Б. Да везде приходится прислуживаться. И в крупных компаниях, и в мелких лавчонках. Да и на госслужбе то же самое. Везде своя Гюрза сидит и ждет свою жертву.

Улита Сергеевна. (внезапно заглянув в кабинет, вероятно, подслушивая). Жертву? Кто сказал «жертву»? Зоя Геннадьевна! Зоя Геннадьевна! (кричит и убегает).

Е.Б. Ты – дон Кихот, Саша, чистый, благородный человек и прекрасный друг.

А.Д.(взяв за руку Евгению Борисовну).                « И если мне сомненье тяжело,

               Я у неё одной ищу ответа…

               Не потому, чтоб от неё светло,

               А потому, что с ней не надо света».

Звучит фрагмент из «Оды к радости» Бетховена.

 

Затемнение.

 

   Придорожный магазин. Обочина дороги, на которой одиноко стоит навороченный мотоцикл. Из магазина выходит крупного телосложения байкер в черном кожаном прикиде. На плече байкера сидит кот. Раздается звонок сотового телефона. Разговор.

Байкер (Он же Александр Дементьевич): Жека, привет!

Е.Б. Как твой автопробег? Все нормально?

А.Д. Нормально. Главное, погода шепчет. Завтра планирую быть в Саранске.

Е.Б. (усмехаясь): Помнишь про Саранск?

А.Д. Как не помнить. Да, ты там Улите привет передавай,  скажи, что в Пензе я уже побывал. Ничего особенного. Владивосток  лучше.

Е.Б. Саша, когда планируешь вернуться?

А.Д. Почти половина пути пройдена, скоро Москва и – назад. Так что в ноябре встречай.

Е.Б. Знаешь, что бы сейчас сказала наша англичанка?

«Вот позитивный Александер,

Был послан на хрен, но сумел

Вернуться бодрым, отдохнувшим

И два магнитика привез».

А.Д. Женя, тебя плохо слышно. Позвоню из Москвы, детям привет!

Занавес.

Яндекс.Метрика