Александр Гумбольдт – почетный член МОИП

Александр Гумбольдт – почетный член МОИП

Опубликовано в категориях: ИСТОРИЯ МОИП Просмотров: 501

Прием Гумбольдта в Московском обществе испытателей природы.


gumboldt 02 01

"Путешествие барона Александра Гумбольдта, Эренберга и Розе в 1829 г. по Сибири и к Каспийскому морю", А. Гумбольдт. Пер. И. Неронов. СПб., 1837 г.

"К чрезвычайным событиям нашего курса, продолжавшегося четыре года (потому что во время холеры университет был закрыт целый семестр), - принадлежит сама холера, приезд Гумбольдта и посещение Уварова.

Гумбольдт, возвращаясь с Урала, был встречен в Москве в торжественном заседании общества естествоиспытателей при университете, членами которого были разные сенаторы, губернаторы, - вообще люди, не занимавшиеся ни естественными, ни неестественными науками. Слава Гумбольдта, тайного советника его прусского величества, которому государь император изволил дать Анну и приказал не брать с него денег за материал и диплом, дошла и до них. 

Они решились не ударить себя лицом в грязь перед человеком, который был на Шимборазо и жил в Сан-Суси. Мы до сих пор смотрим на европейцев и Европу в том роде, как провинциалы смотрят на столичных жителей, - с подобострастием и чувством собственной вины, принимая каждую разницу за недостаток, краснея своих особенностей, скрывая их, подчиняясь и подражая.

Дело в том, что мы были застращены и не оправились от насмешек Петра I, от оскорблений Бирона, от высокомерия служебных немцев и воспитателей-французов. Западные люда толкуют о нашем двоедушии и лукавом коварстве; они принимают за желание обмануть - желание выказаться и похвастаться. У нас тот же человек готов наивно либеральничать с либералом, прикинуться легитимистом, и это без всяких задних мыслей, просто из учтивости и из кокетства; бугор de lapprobativite сильно развит в нашем черепе. "Князь Дмитрий Голицын, - сказал как-то лорд Дюрам, - настоящий виг, виг в душе". 

Князь Д. В. Голицын был почтенный русский барин, но почему он был "виг", с чего он был "виг" - не понимаю. Будьте уверены: князь на старости лет хотел понравиться Дюраму и прикинулся вигом. Прием Гумбольдта в Москве и в университете было дело нешуточное. Генерал-губернатор, разные вое- и градоначальники, сенат - все явилось: лента через плечо, в полном мундире, профессора воинственно при шпагах и с трехугольными шляпами под рукой.

Гумбольдт, ничего не подозревая, приехал в синем фраке с золотыми пуговицами и, разумеется, был сконфужен. От сеней до залы общества естествоиспытателей везде были приготовлены засады: тут ректор, там декан, тут начинающий профессор, там ветеран, оканчивающий свое поприще и именно потому говорящий очень медленно, - каждый приветствовал его по-латыни, по-немецки, по-французски, и все это в этих страшных каменных трубах, называемых коридорами, в которых нельзя остановиться на минуту, чтоб не простудиться на месяц.

Гумбольдт все слушал без шляпы и на все отвечал - я уверен, что все дикие, у которых он был, краснокожие и медного цвета, сделали ему меньше неприятностей, чем московский прием. Когда он дошел до залы и уселся, тогда надобно было встать.

Попечитель Писарев счел нужным в кратких, но сильных словах отдать приказ, по-русски, о заслугах его превосходительства и знаменитого путешественника; после чего Сергей Глинка, "офицер", голосом тысяча восьмисот двенадцатого года, густо-сиплым, прочел свое стихотворение, начинавшееся так:

Humboidt - Promethee de nos jours!

А Гумбольдту хотелось потолковать о наблюдениях над магнитной стрелкой, сличить свои метеорологические заметки на Урале с московскими - вместо этого ректор пошел ему показывать что-то сплетенное из высочайших волос Петра I...; насилу Эренберг и Розе нашли случай кое-что рассказать о своих открытиях...".

А. И. Герцен. Былое и Думы. Детская и университет (1812-1834). 

http://www.runivers.ru/philosophy/chronograph/439116/

Яндекс.Метрика