БИОЛОГИЧЕСКИЕ СТАНЦИИ, В ОРГАНИЗАЦИИ КОТОРЫХ ПРИНИМАЛО УЧАСТИЕ МОСКОВСКОЕ ОБЩЕСТВО ИСПЫТАТЕЛЕЙ ПРИРОДЫ

Опубликовано в категориях: Научные публикции, Секция гидробиологии и ихтиологии Просмотров: 1939

ГИДРОБИОЛОГИЧЕСКАЯ СТАНЦИЯ НА ГЛУБОКОМ ОЗЕРЕ (ПОДМОСКОВЬЕ)

Гидробиологические исследования в России начинают развиваться с конца XIX века. Одна из первых морских биологических станций была основана в Севастополе (1871 г.) по инициативе члена МОИП А.О.Ковалевского. Она существует и в настоящее время - теперь это Институт биологии южных морей имени А.О.Ковалевского РАН. Она стала первой в мире станцией, где занимались гидробиологическими исследованиями. В 1872 г. открывается морская станция в Неаполе, в 1876 г. – Ньюпортская станция на атлантическом побережье США. Несколько позже стали создаваться пресноводные биологические станции: в 1890 г. – на озере Плён (Германия), в 1891 г. – на озере Глубоком Московской области, существующая  поныне. В 2020 году последней исполнится 129 лет. Озеро интересно тем, что при площади около 60 га имеет глубину около 32 м. Кроме того, оно окружено густым лесом, который даже при сильном ветре защищает озеро от волнения. 

Первые гидробиологические исследования на озере Глубоком были проведены молодым исследователем, членом МОИП А.П.Федченко еще в 1869 г. Сама станция была организована Императорским русским обществом акклиматизации животных и растений в 1891 г. Это Общество работало в тесном сотрудничестве с Московским обществом испытателем природы. Многие ученые-естествоиспытатели одновременно являлись членами этих обществ. Первый заведующий станцией и будущий академик С.А.Зернов (тогда еще студент Московского университета) также был членом МОИП. Активными членами МОИП были и все перечисленные в настоящей статье российские ученые. Академик С.А.Зернов впоследствии явился основоположником отечественной гидробиологии, организатором кафедры гидробиологии МГУ и автором первого учебника по гидробиологии.

Автору этих строк посчастливилось в 1970-х годах несколько лет работать на этой замечательной станции. Коллектив молодых ученых, аспирантов и студентов кафедры гидробиологии Московского университета под руководством А.М. Гилярова, сотрудники Института  проблем экологии и эволюции  РАН занимались гидробиологическими исследованиями. Это было прекрасное время, когда ничто не отвлекало и не мешало отдаваться любимому делу. Работы велись практически круглосуточно.

Станция на озере Глубоком оказалась удобным местом для проведения научных исследований, т.к. находилась относительно недалеко от Москвы. На этой станции и одновременно на Косинских озерах (в настоящее время они находятся уже в черте Москвы) начинались и первые в России лимнологические и экологические исследования. Г.Г. Винберг, выпускник кафедры гидробиологии МГУ, 23 мая 1932 г. на озере Белом в Косино, а затем и на Глубоком озере, впервые применил новый количественный  метод оценки интенсивности продукционно-деструкционных процессов (впоследствии, приоритет за нашим российским ученым был признан во всем мире). В.С.Ивлев в ходе исследований на озере Глубоком выдвинул идею энергетического подхода при изучении трофических цепей, С.И. Кузнецов затем использовал этот же подход при изучении микробиологических процессов, С.Н.Дуплаков применил сукцессионный подход при изучении обрастаний. Все эти исследования российских лимнологов намного опередили зарубежные работы в этом направлении. На гидробиологической станции озера Глубокого работали также эмбриолог А.Д. Некрасов, гистолог Н.В. Богоявленский и многие другие специалисты. 

Исследования на Глубоком озере проводились в содружестве с Н.К. Кольцовым, впоследствии крупнейшим российским генетиком, и С.Н. Скадовским, которые организовали Звенигородскую биологическую станцию МГУ. В разные годы биостанцию "Озеро Глубокое" посещали такие известные ученые, как Л.А. Зенкевич, В.В. Алпатов, Г.Ф. Гаузе, Б.С. Скопинцев, С.В. Бруевич, Н.Н. Дислер и многие другие. Большинство перечисленных выше специалистов в настоящее время вошли в российские учебники в качестве классиков лимнологии и экологии. Основоположник гидрологии С.Д.Муравейский (1894-1950) впервые предложил исследовать континентальные водоёмы в историческом аспекте, как целостный географический объект, находящийся в связи со всей природной обстановкой и факторами среды, влияющими на водоём. Изучению Глубокого озера С.Д. Муравейский посвятил всю свою жизнь и был похоронен на восточном берегу озера.

На станции много лет подряд издавался журнал «Труды гидробиологической станции на Глубоком озере». Первый том научных трудов увидел свет еще в 1890 г.  

В 1905 г. заведующим станцией был назначен зоолог Н.В. Воронков, под руководством которого изучались морфометрия, температурный режим, гидрохимия, грунты, макрофиты, зоопланктон, зообентос и зарослевая фауна. В последующие годы станцию возглавляли известные биологи Б.С.Грезе, А.В.Румянцев. В 1916 г. станции было присвоено имя Н.Ю. Зографа, ее основателя. В 1923 - 1924 гг. станция передается в ведение Московского общества испытателей природы. Затем она входит в состав Института эволюционной морфологии им. А.Н. Северцова.

В 1946 г. заведующим станцией стал А.П.Щербаков, который обобщил имеющиеся к тому времени исследования в книге «Озеро Глубокое» (1967).

В 1945 г. озеро и окрестности были включены в состав Глубоко-Истринского заповедника, к большому сожалению, вскоре (в 1951 г.) ликвидированного. В 1966 г. здесь был образован заказник областного значения. В настоящее время озеро Глубокое Рузского района Московской области является природным эталонным объектом. Оно представляет собой во многом уникальный и хорошо сохранившийся природный водоем, населенный редкой флорой и фауной. При существующих условиях биостанция «Глубокое озеро» является во многом гарантом сохранения этого озера. Окружающие озеро земли богаты редкими видами растений (среди них - более 40 видов, внесенных в Красные книги России и Московской области) и животных. Угроза все более усиливающегося антропогенного влияния вызывает необходимость восстановления здесь государственного заповедника. 

 

КАРАДАГСКАЯ БИОЛОГИЧЕСКАЯ СТАНЦИЯ (КРЫМ)

В этой статье мы расскажем о Карадагской биологической станции и о Терентии Ивановиче Вяземском – подвижнике и романтике, усилиями и на средства которого была организована эта станция.

Статей о Т.И. Вяземском в книгах о Крыме много, в том числе и во всевозможных путеводителях. В нашем предисловии мы хотим отметить, что организация Карадагской биостанции Т.И. Вяземским осуществлялась при непосредственном участии Московского общества испытателей природы.

Т.И. Вяземский – доктор медицины, приват-доцент Московского университета и член Московского общества испытателей природы, на свои собственные средства, лишая самого себя элементарных удобств, построил биостанцию в Карадаге.

Вообще, Вяземские – знаменитая на Руси фамилия – ее носили, в частности, князья, прямые потомки Рюрика и Мономаха, владевшие огромными состояниями. Однако доцент Т.И. Вяземский к ним не имел никакого отношения. Он родился в селе Путятино Рязанской губернии, в 1857 г., в семье священника. Закончив Рязанскую духовную семинарию, он поступил в Московский университет. Чтобы иметь возможность учиться, он занимался репетиторством, служил стенографистом в канцелярии. Однако, несмотря на материальные трудности, с отличием окончил университет, защитил диссертацию и стал врачом.

Свои небольшие сбережения, в том числе - приданое жены, заработки частной практикой врача, небольшие пожертвования друзей – это все, чем располагал Т.И.Вяземский, когда затеял строительство биостанции. Одним из первых его «спонсоров» был проректор Московского университета, физиолог профессор Л.З.Мороховец – тоже член МОИП.

Сам Т.И. Вяземский был активным членом Московского общества испытателей природы, постоянно делал на его заседаниях научные доклады, публиковал свои статьи в трудах МОИП. Доклады Т.И. Вяземского на заседаниях Общества во многом были посвящены строительству биостанции в Крыму и проблемам борьбы с алкоголизмом, которая и в те времена была актуальной для нашей страны.

Т.И.Вяземский собрал на свои собственные средства богатейшую библиотеку, которая насчитывала 50 тысяч томов, и всю ее передал в фонд биостанции. Книги он начал собирать еще в студенческие годы. В библиотеке были ценнейшие книги XVI и XVII веков по естествознанию. Т.И.Вяземский при передаче книг биостанции поставил одно условие – не передавать эту библиотеку куда-либо из Карадага. К сожалению, распорядились ею не по-хозяйски. Часть книг была утеряна во время Великой Отечественной войны, часть - загублена несведущими чиновниками (списана в утиль или передана в другие учреждения). Однако, несмотря на все это, значительная часть книг все же сохранилась и на самой биостанции, как память об этом удивительном и в то же время с точки зрения житейской повседневности «странном» человеке.

Первым директором Карадагской биостанции стал геолог А.Ф. Слудский (1914-1927 гг.) – сын президента МОИП (с 1890 по 1897 гг.) Ф.А.Слудкого и тоже член МОИП. Ему удалось сохранить биостанцию в тяжелое время Гражданской войны и разрухи. Все это время Карадагская биологическая станция функционировала при участии МОИП и его членов. Поэтому не удивительно, что ее впоследствии передали в ведение Московского общества испытателей природы, которое пользовалось огромным авторитетом у научного сообщества и у руководителей страны.

Станция принадлежала МОИП с 1920 по 1931 гг. В это время Общество добилось, чтобы она получала финансирование из средств государства. За это трудное для страны время Обществу удалось опубликовать два выпуска трудов Карадагской биологической станции. Затем она была передана в ведение Академии наук Украины. И, наконец, в 2014 г. биостанция снова вернулась в лоно Российской АН.

 В трудах Карадагской биостанции приводится перечень ученых, которые работали там. Большинство из них – это действительные члены МОИП. Это, к примеру, геологи, палеонтологи академик А.П.Павлов и его жена, академик М.В.Павлова, которые были почетными членами Общества. Членами МОИП были также и С.И.Огнев (зоолог), А.И.Бачинский (физик), В.П. Сербский (врач-психиатр), В.Ф. Болдырев (энтомолог), С.Г.Навашин (ботаник), В.Н.Вучетич (зоолог), А.А.Остроумов (врач-терапевт), Л.И.Курсанов (ботаник), Н.А.Комарницкий (ботаник), В.М.Арнольди (ботаник), Ф.Н.Крашенинников (ботаник), С.С. и А.И. Четвериковы (генетики), Д.П.Сырейщиков (ботаник), Д.В.Соколов (вулканолог), академик Ф.Ю.Левинсон-Лессинг (геолог) и многие другие.

Т.И.Вяземский в 1914 году, незадолго до своей смерти, передал станцию Обществу Х.С.Леденцова. Это Общество было организовано на средства купца Х.С. Леденцова, опять же при участии профессоров Московского университета и членов МОИП. Терентий Иванович скончался 23 сентября 1914 г., простудившись при посещении больного пациента. После смерти Т.И.Вяземского Карадагской биологической станции было присвоено его имя.

В архивах МОИП и МГУ, государственных архивах РФ, сохранилась переписка Т.И.Вяземского о судьбе биостанции с президентом МОИП Н.А.Умовым, ректором МГУ В.И.Тихомировым, другими профессорами МГУ. Т.И.Вяземский предполагал передать станцию Московскому обществу испытателей природы (с которым у него были многолетние творческие связи), но из-за отсутствия средств Общество не смогло взять ее на свой баланс. В результате было найдено компромиссное решение – передать станцию Обществу Х.С.Леденцова, которое могло ее финансировать. Научную помощь оказывало Московское общество испытателей природы.

У входа в здание Карадагской биостанции сейчас возвышается бюст доцента Московского университета Т.И.Вяземского, строгий взгляд которого напоминает потомкам о необходимости беречь и умножать достояние своей страны. На самом деле этого строгого на вид доктора (а в - душе добрейшего человека) можно отнести к плеяде романтиков, фантазеров, утопистов, которые благодаря своим необычным качествам вносят в наш прагматичный мир нечто светлое и прекрасное.

 

Звенигородская биологическая станция МГУ

 В 2020 г. Звенигородская биологическая станции МГУ имени С.Н.Скадовского отметит свой 110-летний юбилей, а в 2016 г. исполнилось 130 лет со дня рождения основателя  биостанции –  Сергея Николаевича Скадовского.

По воспоминаниям Б.Л.Астаурова и В.Н.Тимофеева-Ресовского  начало ХХ-го века считается «золотым веком» в российской биологии. Ученики школы Н.К.Кольцова – союз ярких творческих личностей, объединяющий плеяду молодых учеников, давших миру выдающихся ученых. Их имена хорошо известны многим биологам. Самое примечательное, что свою творческую исследовательскую и экспериментальную деятельность они начинали на Звенигородской биостанции с  момента ее основания. Здесь они получили свои первые результаты, высказали многие научные гипотезы и дали новые направления в области генетики, гидробиологии, физиологии, зоологии и др.  Под руководством Н.К.Кольцова, С.С.Четверикова, С.Н.Скадовского, А.С.Серебровского здесь  учились и работали: Н.К.Беляев, Б.Л.Астауров, Н.В.Тимофеев-Ресовский, Г.Г.Винберг, Г.И.Роскин, Н.П.Дубинин  и многие  другие.     

Звенигородская биологическая станция Московского государственного университета – замечательный уголок Подмосковья с богатой флорой и фауной, с разнообразным растительным покровом (леса, луга, болота и т.д.), с относительно хорошо сохранившейся природой. Здесь на протяжении более полувека проходили летнюю практику многие поколения студентов-биологов МГУ, работали многие ученые-биологи. Активная учебная и исследовательская работа проводится на биостанции и в настоящее время.

Биостанция была основана в 1910 г. гидробиологом С.Н.Скадовским (впоследствии заведующим кафедрой гидробиологии) как частное научно-исследовательское учреждение. Так продолжалось вплоть до 1918 г., после чего биостанция получила статус государственного учреждения. Однако только с 1934 г. она вошла в состав Московского университета. Начался новый этап жизни биостанции, она стала учреждением, в равной мере как научным, так и учебным. Именно единство этих двух направлений в деятельности биостанции сыграло большую роль в ее дальнейшем развитии.

На Звенигородской биологической станции за все время ее существования прошли летнюю практику в общей сложности около десяти тысяч студентов. Здесь работали многие сотни преподавателей и ученых Московского университета. Кроме постоянной научной и учебной работы биостанция использовалась для проведения биологических семинаров, симпозиумов, школ, межвузовских конференций и т.д. За время существования в составе МГУ биостанция стала благоустроенным научным и учебным учреждением. Она приобрела известность в нашей стране и за ее пределами.

Территория и находившийся там дом с постройками принадлежали С.Н.Скадовскому, унаследованными от отца. В 1905 г. по окончании гимназии С.Н.Скадовский поступил в Московский университет на физико-математический факультет. Располагая достаточными средствами, студент-зоолог С.Н.Скадовский в 1908-1909 г.г. на Верхних дачах построил и оборудовал лабораторное здание для изучения пресноводных организмов в их природных условиях.

Станция состояла из одного деревянного одноэтажного дома капитальной постройки на каменном фундаменте с двумя голландскими печами, водопроводом и канализацией. Строение было удачно ориентировано по сторонам света и хорошо освещалось высокими окнами с широкими проёмами, с двойными рамами. В нем были три вместительные комнаты – две из них: лаборатории гидробиологическая (47 кв.м) и для экспериментальных работ (около 20 кв.м) и отделенная от них глухой стеной библиотека (20 кв. м), соединявшаяся с ними общей прихожей. Из прихожей шла лестница на высокую мансарду с двумя жилыми комнатами и чердачным отсеком, где стоял водораспределительный  бак с насосом, соединенный трубами с артезианским колодцем к лабораторным раковинам.

Дополнительным летним рабочим помещением служила обширная остеклённая веранда в 56 кв.м., окаймлявшая  юго-юго-западный угол дома.

На веранде были расположены столы с рабочими местами и аквариумами, в которые ручным насосом подавалась речная и прудовая вода из бочка, стоявшего у наружной стены. Вода подвозилась по мере надобности на лошади.

Для занятий использовалась открытая терраса, площадью около 40 кв.м, примыкающая к  библиотечной глухой северной стене.

В этом благоустроенном доме все было приспособлено для круглогодичной работы, по меньшей мере, десяти человек, начиная с меблированных комнат и освещения для темных вечеров сильными керосиновыми лампами и кончая светозащитными оконными летними шторами. Оборудование было вполне современным, в значительной части полученным из лаборатории генетики Н.К.Кольцова.

В гидробиологическом полевом снаряжении значились ручные сачки, планктонные и донные сети,  диски, батометр, точные термометры, насос, небольшая драга и две гребные лодки – плоскодонная и килевая с бензиновым мотором. Для метеорологических наблюдений имелось семь самых необходимых приборов.

Библиотечные фонды доходили до 100 названий. Главный контингент состоял из книг гидробиологического содержания – основных монографий и определителей пресноводных организмов.

Станция была расположена на территории Верхней дачи современной Биостанции, на одном из самых высоких пунктов верхней правобережной террасы, тянущейся от стоящего ниже села Луцыно на протяжении нескольких километров вверх по течению  Москвы-реки.

Лабораторное здание было поставлено по соседству с теплым домом С.Н.Скадовского, сожжённом в 1941 году и его усадебными служебными постройками, снесенными за ветхостью  в 1958-1959 гг. Оно стояло на высоте 40 м. над уровнем Москвы-реки, в 500 метрах от ее прирусловой полосы, на крутом склоне.

Существенную методическую помощь лаборатории оказывал профессор Г.А.Кожевников, на кафедре которого Скадовский первоначально специализировался по зоологии беспозвоночных. Кожевников был одним из крупнейших ученых-общественников предреволюционного времени и особенно первых послереволюционных лет. Он по праву считается основателем движения за охрану природы в нашей стране. Кожевников разработал принципы и определил задачи заповедного дела, организовал Всероссийское общество охраны природы.

Студенту Скадовскому помогали создать биологическую станцию, определить направления ее работы и другие крупные ученые того времени. Среди них был непосредственный его учитель академик С.А.Зернов, основоположник отечественной гидробиологии, у которого был уже опыт такого рода. Почти двадцатью годами раньше, в 1891 г., студент С.А.Зернов под руководством профессора Н.Ю.Зографа принимал непосредственное участие в организации гидробиологической станции на озере Глубоком, расположенном в 16 км от Звенигородской биостанции. Зернов уже в студенческие годы был ее первым заведующим. Вполне вероятно, что именно это обстоятельство привело С.Н.Скадовского к решению создать свою биологическую станцию.

В 1910 г. биологической станцией на озере Глубоком заведовал  Н.В.Воронков, ученый и популяризатор гидробиологической науки. Он также делился с молодым Скадовским знаниями и организационным опытом.

Для ознакомления с местной пресноводной фауной на первых порах здесь работали  товарищи Скадовского (П.Г.Шальнов, Д.А.Шутов, В.В.Яковенко). Сам С.Н.Скадовский начал работать в области гидробиологии, тогда еще очень молодой науки, с 1910 г.

Биостанция недолго оставалась частновладельческой. В истории биостанции можно выделить три периода деятельности, разных по продолжительности, но одинаково интересных, при различных  учебно-научных учреждениях. При Московском народном университете Шанявского (1912-1918 гг.), при Институте экспериментальной биологии Н.К.Кольцова (1918-1933 гг.) и продолжающийся до наших дней период при Московском государственном университете имени М.В.Ломоносова  с 1936 года.

По окончании Московского университета в 1912 г. С.Н.Скадовский стал работать в университете Шанявского ассистентом на кафедре зоологии, которую возглавлял профессор Н.К.Кольцов. Стремясь упрочить положение станции, С.Н.Скадовский хотел передать ее в ведение университета Шанявского. Однако передача не состоялась из-за специального царского указа, запрещающего этому университету иметь какие-либо подсобные учреждения. Биостанция осталась в частном владении С.Н.Скадовского и содержалась на его средства, но фактически она стала биологической станцией университета Шанявского, объединившего крупнейших прогрессивных ученых-биологов Москвы.

В 1913-1916 г.г. работа на биостанции значительно расширилась. Здесь еще продолжали работать некоторые преподаватели Московского университета (В.С.Елпатьевский, С.А.Иловайский), но университет им. Шанявского был представлен значительно шире (преподаватели М.М.Завадовский, А.С.Серебровский, И.Л.Кан, С.Н.Скадовский, студенты Г.И.Роскин, С.С.Елизарова и др.). Замечательно, что многие из этих биологов впоследствии стали крупными учеными и заведовали кафедрами Московского государственного университета.

А.С.Серебровский обследовал территорию биостанции как ботаник и зоолог в связи с работой над книгой «Биологические прогулки». Книга, содержащая талантливо написанные очерки из жизни растений, насекомых, птиц, несколько раз переиздавалась. А.С.Серебровский впоследствии стал заведующим кафедрой генетики МГУ.

М.М.Завадовский организовал кафедру динамики развития и был ее бессменным руководителем. Как педагог он славился своими блестящими лекциями.

И.Л.Кан долгие годы, вплоть до самой смерти, заведовал кафедрой физиологии животных и человека, Г.И.Роскин возглавлял кафедру гистологии. Наконец, сам С.Н.Скадовский, ученик С.А.Зернова, стал заведующим кафедрой гидробиологии в 1931 г.

Конечно, не случайно, что так много работавших на Звенигородской станции молодых исследователей стали в дальнейшем крупными учеными, причем в самых различных направлениях биологической науки. Очевидно, школы Н.К.Кольцова и С.А.Зернова сыграли здесь решающую роль. Немалое значение имела и совместная работа дружного коллектива молодых ученых на биостанции.

Сергей Николаевич вступал на путь исследования во время бурного развития нового направления в физиологии – физико-химической биологии. Его первая работа под руководством Н.К.Кольцова была посвящена выяснению роли рН при питании инфузорий и вышла в 1915 г. На биостанции С.Н.Скадовский вместе с сотрудниками руководимой им лаборатории поставили перед собой задачу – выяснение роли рН в различных биологических явлениях, происходящих в водоемах (сезонность, смена форм, изменчивость, цикломорфоз, миграции и др.). Работа проводилась как на водоемах (пруды, озера, р. Москва, карьеры, болота) так и в лаборатории (первая публикация в журнале «Природа», июль-август 1917 г.).

В 1919-1921 гг. С.Н.Скадовский участвовал в работах экспедиции по изучению водоемов Московской области, и Звенигородская станция стала центром этих работ.

С 1918 по 1933 гг. Звенигородская станция входила в состав Института экспериментальной биологии и служила полевой базой для научных работ сотрудников этого института, особенно для лаборатории физико-химической биологии, которой заведовал С.Н.Скадовский. В двадцатые годы здесь регулярно работали В.Н.Шредер, А.Т.Яценко, А.Л.Брюхатова, В.А.Белицер, В.Г.Савич, а также аспиранты Института зоологии МГУ Г.Г.Винберг, Н.С.Строганов, А.П.Щербаков и др.

С середины двадцатых годов на Звенигородской станции ежегодно работал Д.П.Филатов, заведующий лабораторией механики развития Института экспериментальной биологии. Впоследствии Д.П.Филатов возглавил первую кафедру эмбриологии в Московском университете.

С 1923-1924 гг. С.Н.Скадовский перешел из Тимирязевской сельскохозяйственной академии, где он тогда работал, в Московский университет. В МГУ в 1925-1928 гг. проходила значительная перестройка биологического отделения физико-математического факультета и в 1930 г. отделение было преобразовано в биологический факультет.

С появлением нового факультета масштабы гидробиологических работ в Московском университете расширились. Они проводились на кафедре гидробиологии, которая до конца тридцатых годов занималась также вопросами ихтиологии.            С.Н.Скадовский в 1926 г. участвовал в экспедиции профессора Н.М.Книповича по изучению Черного и Азовского морей. Его интересовали осетровые рыбы и, в частности, возможности их прудового содержания. Исследования в этом направлении, начатые на юге, были продолжены затем на биостанции. Именно тогда пруд, находящийся между Верхними и Нижними дачами, был назван Стерляжьим. Теперь этот пруд самый большой на биостанции, название его сохранилось. Впоследствии работы Скадовского по осетровым рыбам были успешно продолжены его учеником и профессором Московского университета Н.С.Строгановым, но уже в больших прудах в южной части Московской области.

Работая в новом направлении, С.Н.Скадовский сформулировал общую проблему гидрофизиологии – изучение физиологии водоема как целого (1925 г.). Об этих работах С.Н.Скадовский докладывал на съезде русских зоологов, а затем  С.А.Зернов зачитал доклад Сергея Николаевича на Международном лимнологическом конгрессе в Киле. Эти сообщения получили высокую оценку и имели широкий отклик в разных странах. В результате такого интереса  к работам Скадовского ему поручили сделать программный доклад на Международном лимнологическом конгрессе в Москве в 1926 году. Звенигородская биостанция приобретает международную известность, участники конгресса посещают ее. В 1928 г. вышел «Сборник трудов Звенигородской гидрофизиологической  станции» под редакцией Сергея Николаевича. За указанные работы С.Н.Скадовскому была присуждена в 1929 г. Ленинская премия.

Многие биологи Московского университета вступили в научную жизнь и прошли у С.Н.Скадовского на Москве-реке и Луцинском болоте практику по гидробиологии и физико-химической биологии. Другие ученые приобщались здесь к энтомологии и генетике у С.С.Четверикова, Д.Д.Ромашова, Н.В.Тимофеева-Ресовского. На Звенигородской станции работали также цитологи С.Л.Фролова, Г.И.Роскин, П.И.Живаго.

В 1936 году биостанция была передана Московскому университету. С этого момента начался новый этап в истории биостанции – она стала учреждением как научным, так и учебным, и ее история стала частью истории биологического факультета МГУ.

В связи с переходом биостанции в МГУ значительно изменились ее задачи. В 1936 г. на Нижних дачах впервые была проведена летняя учебная практика студентов по зоологии и ботанике, для начала только одной группы зоологов позвоночных 3-го курса.

Самостоятельные работы студентов на летней практике проводились под руководством доцента кафедры зоологии позвоночных Е.С.Птушенко еще до того, как эту практику стали проводить на Звенигородской биостанции. В 1936 г. студенты-зоологи уже выполняли самостоятельные работы. Темы их в значительной степени определялись самими студентами. Работы первых лет носили почти исключительно описательный характер (например, «Наблюдения за гнездом»). Необходимо заметить, что самостоятельные работы студентов-биологов на летней практике впервые были введены как метод обучения именно в Московском университете.

Расширилась учебная и исследовательская работа, начали работать молодые ученые, студенты, аспиранты биологического факультета. Введенная в 1936 г. на биостанции  летняя практика студентов по зоологии и ботанике для студентов биофака МГУ I-II курсов проводится и в настоящее время.

Первым сотрудником Московского университета, который с момента вхождения ЗБС в состав МГУ начал проводить регулярные исследования в окрестностях Звенигорода, стал доцент кафедры зоологии позвоночных биологического факультета Е.С.Птушенко. Он провел полную идентификацию авифауны бывшего Звенигородского уезда, собрал и опубликовал большой материал по экологии и питанию птиц, заложил основу для ведения орнитологического мониторинга.

На биостанции за период со времени ее основания и до начала Великой Отечественной войны работали и проходили летнюю практику многие биологи, которые впоследствии стали известными учеными. Имена некоторых из них уже были упомянуты, но можно было бы назвать и целый ряд других: В.В.Алпатов, И.Е.Амлинский, Д.Л.Рубинштейн, А.А.Захваткин, С.М.Гершензон, Л.В.Крушинский, Л.Б.Левинсон и т.д.

Гидробиологические работы были начаты в послевоенное время при поддержке Мосводопровода на Москва-реке в районе гг. Звенигорода и Рублева. Они  проводились под руководством С.Н.Скадовского его сотрудниками А.Л.Брюхатовой, Н.А.Левшиной и студентами,  работавшими в летнее время на биостанции. В.И.Успенской  и М.А.Мессиневой были определены организмы, вызывающие появление запахов и привкусов в питьевой воде. 

Проблема определения закономерностей формирования качества питьевой воды стала приобретать актуальность. При участии М.А.Мессиневой и В.И.Успенской  был разработан принципиально новый гидробиологический метод очистки воды для целей водоснабжения. В основу его легло представление о том, что качество воды, вкус, запах, цветность и в  значительной степени минеральный состав формируются под влиянием населяющих воду организмов, в первую очередь – микроорганизмов.                Вскоре после Великой Отечественной войны вышла монография "Экологическая физиология  водных организмов" в 1955 г, написанная С.Н.Скадовским в основном еще до войны. Это была первая монография, посвященная новому направлению в биологии водных организмов в отечественной и мировой  литературе.    

В плане работ по изучению процессов самоочищения р. Москвы и влиянию на эти  процессы Москворецких водохранилищ в 50-60 гг. принимали участие  аспиранты  и  сотрудники кафедры гидробиологии: О.Г.Кафтанникова, К.А.Кокин, Н.А.Левшина, И.М.Эпштейн. В эти же годы С.Н.Скадовский с группой  сотрудников  и  студентов кафедры (с А.Л.Брюхатовой, В.И.Успенской, Н.А.Левшиной, М.И.Совокиной) начал на биостанции исследования модели очистной биологической установки – биопоглотителя.  Конструкция  такой установки разрабатывалась на основе системы решеток, на которых формировался  определенный комплекс организмов – обрастателей, поглощающих из воды органические и минеральные вещества. Эти исследования вошли в последний сборник трудов под редакцией С.Н.Скадовского “Биоценозы обрастаний в качестве биопоглотителей” (1961).  Эта работа получила высокую оценку специалистов на XIV Международном конгрессе (Вена, 1959г.).

В 1962 г. С.Н. Скадовский умер и был похоронен на Луцинском кладбище.

2 февраля 2001 г. в соответствии с решением Ученого Совета МГУ ректором подписан  Приказ  о присвоении Звенигородской биологической станции Биологического факультета имени ее основателя – С.Н.Скадовского.

(По материалам книги «Звенигородская биологическая станция имени С.Н.Скадовского Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова. Часть I. Основание и становление». М.: Т-во научных изданий КМК. 2011.)

 

ГИДРОБИОЛОГИЧЕСКАЯ СТАНЦИЯ НА КОСИНСКИХ ОЗЕРАХ

 (г. МОСКВА)

На озере Белом, недалеко от места расположения Косинской биологической станции, которая существовала здесь в первой половине ХХ века, установлена памятная доска, на которой, в частности, выбито «… В первой половине ХХ века уникальную природу (Косинского) Трехозерья изучали на созданной здесь Биологической станции Московского общества испытателей природы…».

Сравнительная близость от Москвы и сочетание на небольшом пространстве трех разнотипных водоемов с самого начала привлекли к станции внимание многих ученых. И уже в 1908 году по инициативе профессора Московского университета и члена МОИП – Г.А.Кожевникова в Косине, на берегу Белого озера, была организована биологическая станция для проведения гидробиологических работ и практики студентов Московского университета. Создание этой станции позволило приступить к систематическому изучению флоры и фауны водоемов.

В 1923 г. территория Косинских озер (54,4 га) была включена в список первых заповедников СССР (наряду с Астраханским, Ильменским, Пензенским, Кавказским и Крымским заповедниками). Косинские озера и окружающие их болота объявлялись заповедными.

С этого же года Косинскую биостанцию возглавил Л.Л. Россолимо – основатель советской лимнологической школы. Он выдвинул идею «балансового подхода» в изучении водных экосистем. На Косинской биостанции (на озере Белом) 23 мая 1932 г Г.Г. Винберг (впоследствии - член-корреспондент РАН) изобрел и впервые применил способ количественного определения интенсивности продукционно-деструкционных процессов. На Косинских озерах впервые начались также и исследования, связанные с эвтрофированием озер.

Профессор Г.А.Кожевников в период с 1923 по 1933 годы возглавлял одновременно Всероссийское общество охраны природы и работу Косинского государственного заповедника, он был главным редактором «Трудов Косинской биостанции», выходивших на русском и немецком языках. Кроме того, Г.А.Кожевников многие годы был директором Зоологического музея МГУ.

В 1924 году, когда в МГУ была организована кафедра гидробиологии, Косинская станция стала постоянной базой для летней практики студентов. В этом же году вышел и первый том «Трудов Косинской биостанции Московского общества испытателей природы (МОИП)». Косинская биологическая станция находилась в ведении МОИП в 1922–1923 гг. Здесь же был организован научный семинар, который посещали Л.А.Зенкевич (будущий академик), С.А.Зернов (академик), проф. В.В.Алпатов, Г.Ф.Гаузе (его именем назван НИИ по изысканию новых антибитиков РАН), проф. Б.С.Грезе, проф. С.Д.Муравейский, проф. Б.С.Скопинцев, проф. С.В.Бруевич и многие другие. Исследования на Косинских озерах проводились в содружестве с Н.К.Кольцовым и С.Н.Скадовским.

С самого начала учебно-научная деятельность Косинской биостанции была тесно связана с биостанцией на озере Глубоком (Московская область), а в начале 1930-х  годов обе этих станции перешли в ведение Гидрометеорологического Комитета СССР и были объединены в одно учреждение, выпускавшее «Труды лимнологической станции в Косино». Всего в период 1924 – 1929 гг. вышло в свет 11 выпусков «Трудов Косинской биологической станции», которые до сих пор сохраняют свою научную значимость.  

В 1929 году в Москве состоялся международный лимнологический конгресс. Его открыл Нарком просвещения СССР А.В.Луначарский, а секционные заседания проводились в Косине. Конгресс способствовал укреплению и расширению международных контактов ученых, продолжив традиции сотрудничества, заложенные основоположниками российской школы лимнологов во главе с Г.А.Кожевниковым.

Успешную работу проводил в этом отношении микробиолог С.И.Кузнецов (впоследствии - член-корреспондент РАН), усилиями которого информация о научных исследованиях на Косинских озерах была включена в справочники ряда стран - Англии, Германии, Финляндии, США и др.

После скоропостижной смерти Г.А. Кожевникова в 1933 году природоохранная деятельность в стране начала ослабевать. Затем наступили трудные времена для Косинской биологической станции. По воле чиновников она стала передаваться из подчинения одного ведомства в другое. Последнюю точку в ее существовании поставили руководители Росгидромета, куда станция в 1930 г. была передана. В 1942 г. Косинский заповедник прекратил свое существование, а станция была закрыта. Ныне Косинские озера и территория вокруг них включены в состав особо охраняемых природных территорий (ООПТ) и вновь ставится вопрос о возрождении на озерах Биологической станции.

Яндекс.Метрика